Евгений Шатков: "Спасать — это то, что меня захватывает"

 

Евгений — балетный эксперт, востоковед, любитель прекрасного во всех его проявлениях и мой друг. Мы говорим об опере и балете каждый день. Часть из этих дружеских бесед публикуем здесь для наших читателей. 

Как Вы пришли к опере?

Через классическую музыку и балет. Сначала меня интересовали, в основном, балетные музыки, потом оказалось так, что многие композиторы, балеты которых мне нравились (Стравинский, Чайковский, Римский-Корсаков), писали еще и оперы. Это было интересно послушать, и их музыки очень отличались от балетных в сторону усложнения. Некоторые оперы я слушал из-за ориентальных тем, которые меня интересовали, но не полностью, а только ариями (Турандот, Мадам Баттерфляй), ну а главное и основательное знакомство началось и продолжается с моей подругой души, которая сама занимается оперой.

На что Вы обращает внимание при прослушивании оперы? А при просмотре? 

При прослушивании, как и при просмотре, я доверяю своим внутренним ощущениям, нравится мне или не нравится. Слушать намного труднее, чем смотреть, потому что необходима постоянная слуховая концентрация, которая мне тяжело дается (отключаюсь, если скучно или кто-то орет). С другой стороны, визуальная сторона оперы, точнее исполнителей, у меня вызывает часто усмешку. В балете существуют амплуа и разделены они по физике тела. Те, кто похож на старлеток с укороченными конечностями, никогда не станцуют Одетту, а тот, кто похож на раба из Баядерки, не будет Зигфридом. В опере же ампула по голосу, поэтому иногда пышущий жизнью бизон — чахоточная Виолетта.

Ваш любимый оперный композитор? 

Вагнер. Он как Стравинский в балете, тоже с бессмертным циклом и тоже совсем не такой, как другие.

А как Вам то, что Вагнер был антисемитом и поддерживал нацистов? Ради своей наживы врал Людвигу Баварскому, вводил в заблуждение, что тоже любит его?

Один из самых знаменитых каллиграфов в Китае был человеком малодушным и алчным, но писал лучше всех. Зачем нам знать о жизни авторов? Их искусство — их подлинная жизнь, всё остальное — суета.

Партию какого оперного героя Вы бы хотели исполнить? И почему?

Какой потрясающий вопрос! Никогда не задумывался. Балетных знаю, дайте подумать. Зигфрида, Парсифаля и Лоэнгрина. А если бы я был бас, то дракона. Если забыть Вагнера и превратить меня в сопрано, то я бы мечтал о партии Чио-чио-сан. Я бы каждую секундочку в любви прожил.

Чем Вас привлекает Лоэнгрин?

Это совершенный и истинный человек, который неведомо откуда приплывает на лодке, запряженной лебедем, только для того, чтобы спасти деву. Безумно красивая западноевропейская мысль о том, что мужчина — это рыцарь, который должен спасти свою даму сердца, а дама — это прообраз Царицы Небесной. В рыцаре светлом всё прекрасно, и прекраснее всего тайна его происхождения.

 

Как Вы считаете, Вы хорошо разбираетесь в опере? 

 

Для того чтобы разбираться в опере, нужно минимально хотя бы петь, чтобы понимать, где находятся все эти внутренние органы, которые участвуют в голосе. Я, увы, не пою, поэтому мне сложно понять, правильно ли певец выдувает воздух, например, хотя я понимаю, что это важно. В балете не закрыть пятую позицию не смертельно, но зритель осведомленный сразу себе скажет: "ну дура".

Что для Вас балет?

Если бы балета не было, я был бы человеком намного хуже. Будь то занятия классической хореографией или же просмотр балетных спектаклей, я уверен, это то, что делает людей лучше, приподымают над повседневными мелочами. Это о вечных и неизменных ценностях, рассказанных языком, понятным всем людям в мире. Тело в музыке —  это удивительный способ рассказывать истории. Пусть балет —  академическое и элитарное искусство, вместе с тем язык танца универсален. Балет —  это самое совершенное движение и тело, которое может быть.

Лучшая балерина и лучший танцовщик всех времен и народов?

Так нельзя спрашивать, потому что в разные времена разная эстетика. А уж как техника исполнения ушла вперед, то и говорить не приходится. В опере можно, потому что я в опере тоже назову. Энрико Карузо и Мария Каллас. А кто в балете лучше. Анна Павлова, Майя Плисецкая или Светлана Захарова? Это три совершенно разных поколения выдающихся прим.

Почему Мария Каллас и Энрико Карузо?

Мне кажется, когда танцуют или поют те, кого я называю, природными —  просто родились люди с уникальными способностями для данных искусств —  то это даже глухой и слепой услышит и увидит. Генетику или Божественный Поцелуй нельзя спрятать. Вышла и ясно все: это прима-балерина ассолюта, еще ничего не сделала, ни одного па, а может только одно, а уже всем ясно. То же и про оперу: с первой ноты же ясно, а некоторым еще до ноты.

 

 

Хорошо, давайте так... Три самых-самых балерины и три танцовщика?

Я никак не могу называть три самых-самых, у меня по десять получается, простите! Если настоящее 20-летие, тогда три: Гиллем, Захарова, Скорик и три танцовщика (всего два: Лоран Илер и Николай Цискаридзе).

А Полунин?

Ой, забыл! И Полунин!

Вы помните, когда Вы в первый раз увидели Захарову? В каком балете? Что Вы почувствовали в тот момент?

В первый раз я увидел на каком-то маленьком концерте, она танцевала уж не помню что. И тело и пластика ее движений были из нового поколения.

Почему Вы назвали Оксану Скорик?

Скорик обладает идеальными данными для балета и танцует феноменально уже. Но, кроме всего прочего, я страшно ненавижу, когда обижают и травят суперталанты, которые еще и из-за этого терзают себя и доводят до страшных вещей.

С каким хореографом Вы бы хотели познакомиться? Что бы Вы ему сказали?

С Григоровичем и с Уэйном МакГрегором! Мне нечего сказать гениям, я хотел бы просто сидеть рядом на скамейке как болонка и смотреть, как получается чудо.

Почему в балете так много смерти?

Потому что театр - это Эрос и Танатос, с Древней Греции до наших дней.

Вы бы хотели быть в театре? В какой роли? Скажем, хореограф, танцовщик, директор, музыкант, сторонний наблюдатель?

Я бы хотел быть танцовщиком "Русских Сезонов", любым. То, что там создавалось, предопределило мир искусства грядущего. Я бы хотел быть частью этого.

Балетную труппу какого театра Вы бы хотели возглавить? Хотели бы?

Я думаю, это слишком ответственно быть худруком и неблагодарно к тому же.

Ваши любимые современные балеты? Как отличить подлинный шедевр от ерунды? Сейчас так много разных постановок...

Любимые современные балеты: "Хрома" МакГрегора, "Смерть в Венеции" Ноймайера, "Пиковая Дама" Пети. Для того чтобы отличать шедевры от бреда, нужно, в первую очередь, воспитывать в себе чувство прекрасного, которое изначально во всех есть. Я не утверждаю, что искусство обязательно должно быть красивым. Но всё-таки чтение книг по истории мирового искусства строит в сознании фундамент, на котором будут базироваться собственные оценки зрителя, нравится ему, что он видит или нет, и почему. Я бы рекомендовал начать именно с этого по нескольким причинам. Прежде чем разбирать современные шедевры и нешедевры, нужно хотя бы ориентироваться в том, как эволюционировала творческая мысль на протяжении не такого уж, на самом деле, долгого промежутка времени. Благодарю знакомству с настоящими и проверенными временем произведениями человеческого гения мы, во-первых, запоминаем примеры совершенного (которые можно будет использовать как эталоны для сравнения), а во-вторых, тем самым стимулируем в себе жажду к тем переживаниям, которые подлинные шедевры искусства в нас выявляют, а это, в свою очередь, запускает цепную реакцию —  поиски новых форм и действий, но всё тех же эстетических эмоций (не впадая в формализм) и катарсиса.

С чего (с какого спектакля) начинать знакомство с балетом?

Я думаю, что с любого классического спектакля в академическом театре с хорошими артистами и оркестром можно смело начинать. Если есть время, то можно и подготовиться: послушать, например, куски музык, почитать либретто и чуть-чуть призадуматься, можно ли умереть от предательства, например.

 

 

Есть ли оперные и балетные персонажи, на которых Вы хотели бы быть похожи?

Так получается, что мужские партии в классических спектаклях не образцы мужественности: Зигфрид кидается к маме, когда понял что оплошал, Дезире хватается за Фею Сирени, которая его ведет к Авроре, Солор совершает клятвоотступничество, Альберт не может пойти против уже договоренной свадьбы. Все они принцы, а некоторые даже воины, но мямли. Поэтому, как бы я ни любил балеты наследия, мужские партии там, увы, не самые грандиозные.

Но мне очень нравится образ мужчины-мечты, который возникает в фокинских "Шопениане" и "Видении Розы", а еще Принц из "Щелкунчика" и Ферхад из "Легенды о любви". Вот на них бы хотел быть похож. Спасать - это то, что меня захватывает.

Мне кажется, что в опере самые известные мужские партии такие же по характеру, как и балетные, например, Пинкертон. Кто на него хочет быть похож? Мне нравится Лоэнгрин, он мистический и идеальный. В нем нет дурного, это полностью убрано из его природы.

И последний вопрос: как привить людям любовь к театру, опере, балету? Возможно ли это?

Странное выражение, привить можно яблоко на абрикос. А любовь к театру, это вспыхивает, и уже дальше горит, и тлеет... и так по кругу. Другое дело, что балет и опера должны быть доступны, и детей обязательно нужно вести в театр, чтобы они сами решили. Тут также встаёт вопрос мракобесия, которое творится теперь на сцене. Увидь я первым в жизни не "Щелкунчика", а "Весну" Багановой, уверен, такое происшествие вылило бы на мою уже вспыхнувшую на этапе разогрева оркестра любовь к театру ушат ледяной воды.

 

 

 

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.