Оксана Малицкая: “Мир прекрасен своим несовершенством”

 

Интервью с хореографом-постановщиком и танцовщицей Оксаной Малицкой, руководителем театра Rainbow's Performance Company. Мы беседуем о квантовой физике, новых принципах искусства, о классическом балете и о современном танце.

 

Расскажите, как Вы пришли в балет. Где Вы учились и как Вы попали в Италию?

 

Мечтала с раннего детства, а уже лет в 6 четко осознала, что хочу танцевать. Но родители не разделяли мои идеи, правда, и не мешали. В будущем мне это очень помогло — мне нет необходимости, чтобы меня поддерживали, хвалили, вполне хватает собственной внутренней силы. Начала заниматься поздновато. К сожалению, не имела возможности поступить в училище, но где-то это и к лучшему. У меня сформировался другой, более широкий взгляд на хореографию как на искусство воплощения идеи через движение.

 

Закончила Институт культуры в Петербурге, ученица Б.Я. Брегвадзе. Отдельным от института образом, по счастливой случайности, у меня был доступ к педагогам как из Вагановки, так и Маринского театра: возможность учиться у них, видеть, как они ведут репетиции с артистами. Это и есть «мои университеты». Одна из моих педагогов, А.И. Соколова — прямая  ученица  Вагановой. Знаете, питерскому стилю можно научиться только «изнутри», у меня была такая возможность, и я использовала ее на все 100%. А хорошо осознав вагановские принципы, ты потом можешь работать  в любом стиле. И они остаются с тобой на всю жизнь.

 

 Оксана Малицкая в образе Китри, 1993 год

 

 

В Италию приехала из разброда, что был в России в 90-х, когда казалось, что никому искусство не нужно... и с огромным желанием изучить современный танец. Тогда я считала, что в классике ничего исключительного сделать уже нельзя, а вот в современном можно попытаться.

 

В чем главное отличие итальянских танцовщиков от русских? Италии от России?

 

В Италии плохая классическая база. Очень. По стилю больше похожа на старомосковскую, но без ее достоинств. Поэтому мальчики неплохие, а девочки очень не выучены. Еще здесь нет такого уровня данных у балетных девочек, как в России, где все очень худые, с зашибическими стопами и огромным шагом. Но, поскольку здесь очень плохо с балетной работой, артисты используют любую возможность танцевать и изначально занимаются множеством стилей и техник. Так что танцовщики соображают быстро, запоминают все тоже очень легко. Они координированы и хорошо копируют стиль. В России артисты работают гораздо медленнее.

 

Отличие Италии и России — это различие не Запада и Востока, а Юга и Севера. Здесь не выживают, здесь живут и наслаждаются жизнью. Ценятся больше всего не карьера, не финансовая состоятельность, а любовь к жизни, умение посмаковать ее моменты и самые простые радости. Большое внимание уделяется эмоциям и внутреннему самочувствию. Скажем, Италия — это такой  балетный Дон Кихот в жизни, а Россия — романы Достоевского.

 

 

Как получилось, что Вы увлеклись физикой?

 

Это долгая история. Вообще всегда любила научную фантастику, а детстве «игралась» с математикой. После премьеры «Сурреальности» (14/06/2014), где я представила на сцене инновативный хореографический язык (contemporary en dedans), поняла, что только один стиль «революции» не может сделать, нужны новые формы в постановке… Мы же живем в начале нового века, а еще ничего по-настоящему нового не показано! Додумалась, что нужно играть со «временем», а потом один ученый, астрофизик, мне подсказал, что нужно присмотреться не к теории относительности, как в первую очередь я решила, а к квантовой физике. Поначалу это было ужасно, тем более, что я не владею высшей математикой...Но через несколько месяцев туман стал расползаться, и я начала осозновать фундаментальные квантовые законы.

 

 ​Surrealtà, Rainbow's Performance Company

 

 

Как физика связана с движением? Что именно Вы хотите выяснить и что поставить?

 

Мне хочется показать на сцене нечто принципиально новое, а больше всего меня интересует внутренний мир человека.  Квантовая физика — это не сколько «движение», сколько «состояния» и их неопределенность. Результатом моих новых знаний стал поразительный вывод, что наш внутренний мир живет  по квантовым законам, хотя наше тело - по классическим физическим. Это большой конфликт.

 

Некоторые квантовые принципы цитируются в буддизме, их используют в йоге. Восприятие мира для меня практически перевернулось.  Квантовый мир очень, очень странный, но если понять его принципы и через них рассмотреть себя, то становятся понятными многие странности нашего «эго»… А еще это короткий путь научиться медитировать. Вообще же  мы в самом начале «квантовой эпохи». Например, первая задача современной науки — это создание квантового компьютера. Вероятно, и искусство, после науки, будет использовать квантовые принципы.

 

Правда, как эти новые знания применить в качестве приемов для балетного спектакля… я еще не совсем поняла. Первый эксперимент — хореография на прекрасную композицию Jacob Colleir, молодого английского и очень талантливого джазового музыканта. Это работа нескольких месяцев и пока что только начало. Но я в ней уже попробовала использовать принцип Паули и «суперпозиции».

 

 Quantum Ballet, Оксана Малицкая

 

Опишите одним словом Ваши танцы.

 

Моменты.

 

Довольны ли Вы своей труппой в Rainbow's Performance Company? Часто ли ругаетесь?

 

Не знаю, наверное, нет… хотя учитывая те условия, в которых мы работаем — так мои артисты молодцы. Ругаюсь редко, у меня позитивный метод «воспитания». Но мои похвалы ценят чрезвычайно… знаете, если бы я видела, что криком, едкими замечаниями можно добиться хорошего результата быстрее, я бы их использовала. Но весь мой  опыт говорит, что лучше действуют грамотное объяснение ошибок, развитие уверенности артиста в себе... правда, сильно самоуверенные  мне почти не попадались.

 

Лебединое озеро, 2013 год

 

 

Как определить настоящий танцевальный талант?

 

Честно — не знаю. В детстве это сложно… Для классики-то просто, тут главное — данные. Координация, что позволяет быстро исправлять ошибки и нарабатывать технику, —  это тоже физическое природное данное. Но Вы же спросили о «танцевальном таланте». У Майкла Джексона данных не было, а были неподражаемый стиль и невероятная харизма. И он считается одним из ярчайших танцовщиков 20 века. Пожалуй, самое главное — музыкальность, координация и артистичность. Кто не будет худым и выворотным, так, может, станет гениальным брейкером...

 

Лебединое озеро, промо-видео

 

 

Некрасивая балерина может стать звездой?

 

Если некрасива лицом, конечно, может. Если некрасива сложением — может, но не в классике, а в каком другом жанре.

 

Кто впереди планеты всей?

 

Россия. Не только из-за артистов, но и из-за отношения к балету у зрителя. В России балет действительно важен. Во всем остальном мире, это… то ли искусство, то ли шоу,  находящееся даже не на 10 месте.

 

Влюбчивы ли Вы? Влюбляетесь ли в тех, с кем работаете?

 

Нет… я слишком рациональна, смотрю на жизнь аналитически и очень критично смотрю на мужчин. Хотя во мне буря эмоций… все же, превалируют не они. Никогда не влюблялась в тех, с кем танцевала.  Но, пожалуй, не смогла бы искренне на сцене играть влюбленность в партнера, что мне антипатичен. Даже не представляю, как это можно. Вот как в крупных театрах: с кем сказали, в того и обязана «влюбится»… ужас… Но моих партнеров выбираю сейчас я.

 

Труппу какого театра Вы бы хотели возглавить?

 

Интересный вопрос, если помечтать по-другому, чем всегда… Пожалуй, мне бы очень понравилось быть руководителем небольшого, не консервативного театра, где большинство артистов молоды и инициативны.  В большом, бурлящем, современном городе, не обязательно столичном. Чтобы труппа была мобильная, открытая,  много работала, и чтобы финансовое руководство это поддерживало.

 

 Шопениана, Rainbow's Performance Company

 

 

Если бы в свою постановку Вы бы могли пригласить любого солиста и любую балерину, кто бы это был?

 

Здорово! Продолжаю мечтать. Конечно, Наталью Осипову и Сергея Полунина. Это гениальная пара артистов. И чтоб поставить на них историю о любви…

 

Что самое несущественное из перечисленного для танца: костюмы, сценография, макияж, свет?

 

Скажем, самое важное из перечисленного  — это свет. Потом —  костюмы. А вот без сценографии и макияжа можно обойтись.

 

Довольны ли Вы современным искусством?

 

Нет. Последние открытия в искусстве были в 90-х. (Напомню, что образ жизни 90-х Запада и России сильно отличаются). Прошло больше 20 лет, а мы все их пережевываем и пережевываем. Или используем принципы 20-х, 60-х, 80-х… Мы живем в эпоху каверов и маньеризма. Говорят, инновации в искусстве случаются в 20-х годах каждого столетия. Так что, жду… ну, и сама, обладая нахальными амбициями, пытаюсь что-то сделать.

 

 Итальянская полька на музыку Рахманинова, постановка Оксаны Малицкой

 


Какие темы являются модными для творчества?

 

Почти столетие искусство сосредоточено на внутреннем мире человека. Пожалуй, именно это наиболее актуальная тематика и сейчас.


Как Вы относитесь к критике и как умеете сохранять такой положительный настрой всегда?

 

Если честно, то первая внутренняя реакция на критику — категорическое неприятие..  .Жизненный опыт же подсказывает не реагировать никак, переварить.  А вот как переварится, бывает, получается какое-то рациональное зерно. В принципе, критика полезна, но обижать артистов все же нельзя. Это непродуктивно, лучше работать они от этого не будут… Вообще-то мне проще,  я уверенный в себе человек, внутри себя я глубоко убеждена, что обладаю талантом, умением, так что так просто меня не задеть.

 

Позитивному настрою помогает педагогический опыт, который вырабатывает терпение и выдержку.  За многие годы в Италии я заразилась здешней солнечной позитивностью. И еще… но это грустно. Пожив в Италии, где нет такого отношения к балету, как к святыне… в общем, понимаешь, что все эти наши балетные рвения и метания, для мира совсем не важны...

 

 

А Вы перфекционистка?

 

Нет! Обожаю слова моей бабушки: «Слишком хорошо тоже нехорошо!». Мир прекрасен своим несовершенством.

 

В чем отличия итальянского и русского зрителя?

 

Итальянский зритель искренен и не придирчив. Весьма разборчив в современном танце, а в классике разбирается меньше. Очень любит шикарные данные, технику. Живо реагирует на энергетику и искренность. Не любит чего-то затянутого...  Но если что не нравится, так начнет возмущаться: ахами, вздохами и репликами. Такой зритель — как дети.

 

В России же зритель очень грамотен в классике, но плохо понимает современный. Более воспитан, но и более холоден. Пожалуй, его сложнее завоевать, но потом он уж будет внимателен. В Италии зрителя завоевать проще, вот удержать его внимание непросто.

 

 

Вы живете в стране, где когда-то была самая лучшая опера, следите ли Вы за певцами и постановками?

 

Должна признаться, что нет… я не права, надо бы выбираться, но как-то всегда есть что-то более важное. Могу только сказать, что раньше классическая опера здесь была чуть ли не народным искусством, на нее ходили все, а не только буржуазия и интеллигенция. Было много представлений летом, на открытых площадках, дешевых или бесплатных. Еще и сейчас можно услышать, как известную арию насвистывает какой нибудь сантехник за работой, но за последние лет 20 ситуация изменилась, круг любителей оперы сузился, стал элитарным.  И удовольствие послушать оперу стало дороговатым.

 

Как изменится балет в следующее десятилетие?

 

Думаю, будут еще лучше данные и техника. А вот в остальном не знаю. Сейчас, по моему мнению, мы живем в золотой балетный период — много артистов с сильной техникой, харизмой, прекрасной актерской выразительностью и яркой индивидуальностью. Но как показал мой жизненный опыт, такая роскошь бывает лишь периодами.

 

Surrealtà, Оксана Малицкая

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.