Занятная история одной арии

Не зря композитора Россини именуют выдающимся мастером вокального письма. Он не только мог написать удивительно прекрасную и головоломно трудную партию для блестящего виртуоза (или виртуозки), но мог создать и партию для совершенной бездарности в певческом искусстве, да притом такую, что вызывала бы восторг у публики, несмотря на полное отсутствие голоса у исполнителя!

 

Яркий тому пример - ария из почти забытой ныне оперы "Кир в Вавилоне" "Chi disprezza gl'infelici", так называемая "ария для мороженного".

Ариями для мороженного в то время назывались мелодии, которые композиторы писали для вторых по положению певцов. Они исполнялись, когда в партере и в ложах разносили мороженное и напитки. Понятно, что голоса несчастных певцов заглушались шумом публики, занятой угощением, разговорами, звяканьем ложечек.

 

 

Россини нужно было написать одну такую арию для певицы на вторые партии, которая была на редкость некрасива, но внимание публики от своей внешности она отвлекала своим необыкновенно фальшивым пением. Заменить ее же было нельзя, а позволить ей петь было равносильно верной гибели. Тогда композитору пришла в голову неплохая идея. Репетируя с ней за чембало, он обнаружил, что злосчастная певица способна правильно взять всего одну ноту - одну-единственную, но верно. Это было си-бемоль первой октавы. И Россини написал арию, в которой певица должна была брать только эту ноту. Все остальное он поручил оркестру. Понравилась не только ария, но и певица.

- У меня никогда не было такого успеха! - поразилась она.
- Охотно верю, - согласился Россини...

 

Ciro in Babilonia (1812), opera by Gioaccino Rossini. Argene's aria sung by Sophie Daneman

 

 

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.