Галина Уланова и Людмила Семеняка. Гениальное сотворчество.

 

Юрий Григорович и Галина Уланова впервые заметили юную танцовщицу Людмилу Семеняку на Первом Международном конкурсе артистов балета в Москве в 1969 году. Педагогом Людмилы в Академии Русского балета была ученица самой Агриппины Вагановой, Нина Беликова, которая так хорошо подготовила Людмилу к выступлению, что та, ещё будучи воспитанницей Академии, стала лауратом этого престижного конкурса. Григорович и Уланова не могли оставить без внимания юное дарование: они пригласили Семеняку в Большой театр. Однако она была вынуждена отказаться. 

В 1970 году Людмила Семеняка окончила балетное училище и два года работала "по распределению" в Кировском (ныне Мариинском) театре, где исполнила сольные партии Коломбины в «Медном всаднике», Амура в «Дон Кихоте», принцессы Флорины в «Спящей красавице», па-де-труа в «Лебедином озере» и занималась под руководством Ирины Колпаковой. 

 

 
В 1972 году, после победы Людмилы Семеняки на Всесоюзном конкурсе артистов балета в Москве, Юрий Григорович и Галина Уланова вновь выразили желание видеть Людмилу в труппе Большого театра. На этот раз она согласилась. В том же году Людмила была переведена приказом министра на новое место сразу на ведущее положение. 

В Большом театра наставником Семеняки стала легендарная Галина Уланова, оказавшая значительное влияние на её творчество. Под её руководством в том же году Людмила Семеняка с успехом дебютировала на сцене Большого театра. Это было крещение огнём и водой - сложнейшее "Лебединое озеро". Когда спектакль закончился, вся труппа аплодировала новой замечательной исполнительнице партии Одетты-Одиллии. 

 

 В балете "Лебединое озеро" с Александром Годуновым



Журналист Галина Марченко в те годы часто бывала на репетициях Галины Сергеевны. В своих воспоминаниях она отмечает, что высочайший профессионализм Улановой её всегда поражал. Больше всего удивляло внимание к деталям, пристальный взгляд на, казалось бы, никому не заметные мелочи. 

 

 Людмила Семеняка и Галина Уланова на репетиции балета "Жизель"



"Вот Людмила на репетиции выполняет вращение, выполняет блестяще, завертелась с такой скоростью – руки, ноги не разглядеть... А Галина Сергеевна спокойно делает замечания, к примеру: "На втором вращении у тебя левое плечо было чуть-чуть выше, а на третьем вдруг локоть правой руки чуть опустился..."

 

 Людмила Семеняка и Галина Уланова, репетиция балета "Макбет"

 

 

Мелочи ли это? Нет, поскольку "балет смотрят не только глазами, он воспринимается душой, подсознанием, интуицией, и совершенство движения, выверенного буквально до миллиметра, всегда угадывается зрителями и воспринимается с восторгом".

 

 

Почти все свои роли Людмила Семеняка готовила с кумиром своего детства, Галиной Улановой, о встрече с которой она грезила со времён своего дебюта в партии Маши на сцене Мариинского театра в возрасте 12 лет. Конечно, Семеняка обожала Уланову и преклонялась перед её гением, однако, по её словам, ей "не хотелось быть лишь пластилином в её руках". 

 

 
"В какие-то моменты мы не сходились во мнениях, и я брала на себя смелость доказать ей что-то свое. Если я понимала, что у меня не хватит слов и умения это сделать, я возражала мысленно. В творчестве обязательно нужно отстаивать себя, свою индивидуальность, идти своим путем. У Улановой было золотое качество: она никогда не давила. Она предлагала. Если ты была готова это воспринять - отлично. Если я не была готова, представляла себе что-то по-другому, Галина Сергеевна терпеливо ждала, не навязывала свою точку зрения. Я считаю, что это правильно педагогически. Если балерина все время будет работать на подсказках, не будет сама думать, может ничего не получиться. Мы должны взаимодействовать", - рассказывает Людмила Семеняка.

 

 

 

 

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.