Голоса прошлого. Эбе Бокколини-Цаккони.

 
«Великолепная певица. Когда она открывает рот, то поет с таким чувством, что зал замирает и для него не существует больше ничего, кроме этого голоса». Примерно такие слова можно прочитать в старинных итальянских журналах об Эбе Бокколини-Цаккони, итальянской певице начала XX века, о жизни которой сохранилось очень мало сведений и которую сегодня помнят лишь единицы.

Само по себе имя Эбе Бокколини-Цаккони не представляет даже для коллекционера старых записей ничего особенного. Карьера ее была относительно скромной и была сосредоточена в небольших провинциальных театрах Италии (исключениями стали практически одноразовые выступления на сценах «Сан Карло» в Неаполе, «Ла Фениче» в Венеции и «Лисео» в Барселоне). После ухода со сцены певица была абсолютно забыта, поэтому даже год ее смерти неизвестен. В то время, когда оперное искусство в Италии процветало, певиц с такой же репутацией, как у нее – репутацией певицы хорошей, но однозначно не первостепенной, — было много, но при этом далеко не все исполнители обладали исключительными голосами. Но стоит включить записи Эбе, чтобы убедиться в обратном…

 

Послушайте отрывок из арии Маргариты из «Мефистофеля» Бойто, записанный на цилиндр Эдисона. Это – поистине жемчужина звукозаписи, представляющая собой удивительное по технике и выразительности исполнение достаточно сложного фрагмента. Двухминутная проба не только показывает невероятно красивый и женственно-лиричный по тембру голос, но и является образцом филигранного пения на дыхании, с близким, открытым, льющимся «бархатным» звуком, чистейшей интонацией, яркими низами и звонкими, опертыми верхами. Поражает психологически тонкая выразительность Бокколини-Цаккони, своим голосом, а особенно его насыщенными, трагически-безысходно звучащими низами передающей все оттенки страданий и метаний своей героини Маргариты, и этим невозможно не восхищаться.

 

27:45 - MEFISTOFELE: L’altra notte (Boïto)



С другими записями певицы – акустическими (все были сделаны для компании «Граммофон» в начале 1910-х годов) – дело обстоит сложнее, так как из-за низкого качества техники голос во многом потерял краски, обесцветился и стал звучать по-другому. Тем не менее, даже по ним можно определить высокую певческую культуру и ту же прекрасную технику, что и на цилиндре Эдисона. В дуэте с Марселем из «Богемы», записанном с известным баритоном Эрнесто Бадини, — все те же насыщенные, звучащие трагически низы, полетные верхние ноты и истинно «старошкольная», полная изящества фразировка. Настоящая Мими, раненная ревностью Рудольфа, больная, уже «на краю пропасти», полная отчаянья и глубоко страдающая… Не менее прекрасна, если вслушаться, финальная сцена из «Травиаты» с Лукой Ботта и тем же Эрнесто Бадини.

 

 Ernesto Badini e Ebe Boccolini : "C'è Rodolfo?"

 

Ernesto Badini, Ebe Boccolini e Luca Botta : "Ah, Violetta! Voi, signor?"

 


Бокколини-Цаккони оставила еще многие записи, в том числе и сольные фрагменты и ансамбли из таких опер, как «Мадам Баттерфляй», «Паяцы», «Фауст» Гуно, «Таис» Массне, «Тайный брак» Чимарозы и прочих.

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.