Ирина Букмайер: "Видеть образы там, где их, кажется, нет"

 

Работы Ирины Букмайер привлекли меня своей глубиной. Мне хотелось остановить время и вглядеться в бескрайнюю бездну их смыслов, чтобы постичь, что же на самом деле кроется за яркими красками и экстравагантными образами… И, конечно, было совершенно ясно, что художник, создавший такие картины, не может быть пустым, серым и неинтересным. Именно поэтому мы решили поговорить с Ириной о её работах, а также о жизни, судьбе и о музыке в надежде услышать то, что поможет нам и нашим читателям открыть для себя новые, ранее неизведанные грани бытия.

 

 

Ирина, расскажите, как получилось, что Вы стали писать картины? Когда Вы написали свою первую работу? Что это было?

 

Рисовать я полюбила в раннем детстве, лет так с шести, а первый пейзаж был написан в 11-12 лет… монохромный.

 

Где Вы учились художественному мастерству?

 

Я училась в частном порядке в городе Алма-Ата в изостудии “Асем” на конкурсной основе. Работала художником-оформителем на большом предприятии. Всегда много общалась с художниками и музыкантами. Как кто-то из мудрых сказал: “Научить нельзя, можно научиться”.

 

Я заметила, что Вы не пишете картины в каком-то одном стиле... все они очень разные. Почему так получается? Как к Вам приходит замысел будущей картины?

 

Я свободный художник, поэтому не придерживаюсь никаких стилей. Не хочу быть для публики “удобоперевариваемой”, не желаю, чтобы меня втискивали в жесткие рамки.

 

Поясняю: например, меня что-то волнует на данный момент, тема к работе созревает в моей душе... Как это происходит, сказать не могу, там свои “подводные” течения. В следующий раз на меня что-то другое воздействует – и уже готова другая идея. Так и получается.

 

Есть какие-то темы, которые Вас наиболее занимают в Вашем творчестве?

 

Меня очень волнуют темы мироздания,  тема души человеческой и их взаимоотношений.

 

Как происходит процесс написания картины? Сколько по времени Вы пишете картину? Как это происходит? Всегда ли легко? Если картина даётся трудно, как Вы понимаете, что её нужно завершить? Или у Вас такого не бывает? Как Вы понимаете, что картина достойна?

 

Возникает потребность свое душевное состояние переложить на холст.   Иногда на это уходит месяц, иногда – полгода, а иногда и более, если мне мой внутренний голос говорит, что ещё не то, что ему надо.

 

Мне трудно писать картины. Я всегда удивляюсь, когда некоторые художники говорят, что в процессе работы они отдыхают. У меня совсем наоборот: я в таком нервном напряжении, часто вздыхаю, бегаю пить кофе, мысли не дают нормально спать...

 

Что или кто Вас вдохновляет?

 

Вдохновляет меня сама жизнь во всём её своеобразии.

 

Что есть мировая душа для Вас?

 

Это что-то такое, что делает нас Человеком в большом смысле слова.

 

 

Как люди реагируют на Ваше творчество? Расскажите о самом запоминающемся комментарии-мнении со стороны другого человека.

 

Люди реагируют по-разному: чаще всего спрашивают, откуда я беру идеи. Говорят,  мои картины заставляют задуматься. Или они находят в моих работах отражение своих мыслей. Как недавно один человек высказался: “Очумительная идея”.

 

Я видела очень много Ваших работ. Однако нигде не заметила их названий. С чем это связано?

 

Люди, сталкивающиеся с моим творчеством, часто опережают меня в названии моих работ: они, развивая свою фантазию, сами находят для себя какие-то названия. А когда я им говорю о своих идеях, это им иногда мешает быть в том мире, какой они себе уже создали.

 

Среди Ваших работ есть те, что Вам наиболее дороги? Какие именно и почему?

 

Да, я думаю, у каждого художника есть свои любимые работы, они созвучны его внутреннему миру. В начале своего творческого пути художник ищет себя, пробует в разных направлениях. Он формируется, зреет. Поэтому часто первые работы, как первые шаги – неуклюжие. Но по ним можно проследить путь развития.

 

 

Я всегда поражалась красоте неба: звёзды манили, но и пугали – галактики, бесконечность, чёрные дыры... Рассматривая их и читая о них, как они, заглатывая всё, что им попадается на пути, образуют якобы параллельные миры, меня поразило сходство между чёрными дырами и нашими глазами. Ведь наши зрачки – это и есть мини чёрные дыры. Глаза захватывают уйму информации, а наше Я перерабатывает всё это. Производное тому – это всё то, что создаёт человек.

 

Так получилась эта картина. Она написана маслом по холсту в 2015 году.

 

 

Другая работа называется "Жажда". На картине символически нарисован рот, жаждущий спасительной влаги. Более того, это символ человека, который ищет себя в этом мире, жаждет реализации, понимания... Природа и человек нуждаются в поддержке.

 

 

Следующая работа – "На пляж". Она о том, что день так хорош во время отпусков, что даже зонтики спешат, подобно летающим тарелкам, занять поскорее места... Вот такая она – солнечная Италия.

 

 

Работа философского направления. Тот человек, что способен принять и передать через себя всю красоту и уникальность мироздания, встанет с колен, проснётся и почувствовав новый прилив сил, шагнет в новый день для прекрасных деяний.

 

Ах, всегда у этих мужчин виновата женщина, их соблазняют, а они – сама беспомощность... А женщины так "коварны и хитры", а тут... вот умудрилась даже в яблоко залезть. Картина называется "Яблоко, соблазнившее Адама".

 

 

Яблоки, как символ, встречаются часто и мои работы – не исключение. Вот и на этой работе опять яблоки, но это и понятно: они нам родные и на их примере можно многое обьяснить. Так и тут. Если "господин"-человек не перестанет так бездумно уничтожать природу, то скоро вместо лесов и садов останутся лишь пни и тени от них в виде бывших деревьев. "Последний урожай" называется эта картина. Но есть надежда, что не всё потерянно: в яблоках есть семена, но сможем ли мы вырастить сады – это большой вопрос.

 

Вы выставляете Ваши работы?

 

Да, есть галереи, с которыми я работаю: в Хайдельберге, Карлсруэ, Брухзале. В Германии издательство календарей выпустило мой настольный календарь с названием “Преломление света”, его теперь предлагают во многих книжных интернет-магазинах.

 

Вы можете не писать?

 

Нет, я не могу не писать.

 

Как музыка связана с Вашим творчеством?

 

Музыка связанна самым тесным образом с моей живописью, они часто просто врастают друг в друга. Я люблю сочинять музыку, она сама ко мне приходит откуда-то.
 

Бывает, что сначала приходит мелодия, потом к ней нарисовывается образ картины… или наоборот, уже есть картина, а после её обволакивает музыка.

 

 

Вы любите оперу и балет? Если да, то, что именно и почему?

 

Я очень люблю классический балет, а также оперу, но тоже классическую. Я помню, как совсем ещё юной я восхищалась оперой Верди “Аида”. А как проникновенна “Мадам Баттерфляй” Пуччинни… И конечно же Чайковский, он просто живет в каждой моей клеточке...

 

Кто Ваши любимые художники? Почему?

 

Очень люблю работы Фёдора Васильева, Коровина, Поленова, Куинджи, Леонардо да Винчи, Дали и многих других.Как в художниках, так и в музыкантах я ищу неспокойную душу, мне интересны их поиски их мысли. Я ценю их талант понимания и умение задавать вопросы неразгаданному.

 

Вы похожи на Рене Магритта?

 

Думаю, что какое-то сходство есть: это видеть образы там, где их, кажется, нет.

 

Что самое важное в жизни?

 

Самое важное в жизни – это жизнь твоих близких!

 

Мы будем жить вечно?

 

Пока этого точно никто не знает.

 

О чём Вы мечтаете?

 

Что когда-то перестанут истреблять друг друга и найдут разумные пути жизнеустройства.

 

 

 

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.