Итоги фестиваля "Воронежские звёзды мирового балета"

С 6 по 14 февраля в столице Черноземья прошёл фестиваль "Воронежские звёзды мирового балета", призванный собрать на одной сцене танцовщиков, творческая жизнь которых так или иначе связана с Воронежем. В рамках фестиваля прошло 5 спектаклей: "Ромео и Джульетта", "Лебединое озеро", "Дон Кихот", "Жизель" и "Щелкунчик". Речь пойдёт о трёх из них.

 

 

"Лебединое озеро", 9 февраля

 

Исполнители главных партий Иван Алексеев и Диана Косырёва числятся в штате Большого театра в качестве артистов кордебалета, однако эти танцовщики в своём славном прошлом были известны исполнением премьерских и примовских партий: так, до 2011 года Алексеев  значился лучшим танцовщиком труппы Воронежского театра оперы и балета, а Косырёва – ведущей солисткой Театра классического балета им. Н. Касаткиной и В. Василёва.

 

Несмотря на то, что первоначально в спектакле была заявлена Екатерина Борченко, прима-балерина Михайловского театра, не вызвал удивления тот факт, что большинство зрителей не заметили "подмены" и были крайне озадачены, узнав, что в партии Одетты-Одиллии видели не обещанную звезду. Это связано с тем, что госпожа Косырёва в своём выступлении продемонстрировала отличную балетную выучку и способность выходить победительницей из самых разных ситуаций. Стоит отметить изысканную кантилену движений балерины, музыкальность, способность доверять партнёру, мягко и безбоязненно падая в объятия к Зигфриду, амплитудность движений, блестящую россыпь па-де-бурре...

 

 

Белое адажио с Иваном Алексеевым, наполненное трепетом Одетты перед встречей с её единственной любовью, можно смело отнести к лучшим моментам спектакля. Небольшие ошибки, которые, к сожалению, особо ярко проявились в чёрном сложнейшем па-де-де, тем не менее, решались с умом. Было ясно видно, что на сцене — танцовщица высокого уровня исполнительского мастерства.

 

 

Иван Алексеев, в которого была влюблена практически вся женская половина зрителей ещё в пору его премьерства в Воронежском театре, и в этот раз щедро одарил всех своим обаянием. Как только Принц появился на сцене, обвёл взглядом свои владения и медленно и аристократично поприветствовал присутствующих движением будущего короля, уверена, 90% дам готовы были сорваться с места и стать его Одеттой-Одиллией. Кроме того, разительный контраст с теми танцовщиками, что обычно танцуют на сцене театра, был весьма очевиден. Красивейшей формы ноги, удлинённые пропорции, маленькая голова, аккуратные стопы и высокие полупальцы артиста говорили об удивительном природном даровании Алексеева. И, конечно, стало ясно, что Принц всегда остаётся Принцем, даже если он пока пребывает в других образах (Мышиный Король, Незнакомец, Хозе, тореро, Ленский — партии Ивана Алексеева в Большом театре). Прекрасные арабески, текучесть движений, чёткие приземление в позицию — всё это было показано в первом действии. Правда, уже в чёрном па-де-де были замечены ошибки в тур ан л'ер и некоторая усталость. Тем не менее, думается мне, этот спектакль стал значимым как для зрителей, так и для самого танцовщика, которому было радостно вернуться к любимому амплуа.

 

 

Замечательный вечер был омрачён рядом неприятных моментов. Сверстники и сверстницы принца в несложных и весьма коротких вариациях наделали чрезмерное количество ошибок, удивив неожиданными срывами во вращениях, чрезмерной грузностью, напряжённым открытием ног и грязью в приземлениях. Да и оркестр под управлением дирижёра Татьяны Шипулиной звучал весьма дисгармонично: резкость скрипок на адажио; рваное, тяжёлое звучание арфы; чрезмерное "усиление" басов; несколько пошловатая увлечённость темой рока в оркестровке и фальшь отдельных инструментов — всё это произвело удручающее впечатление.

 

 

"Жизель", 13 февраля

 

Танцовщики Большого театра Анастасия Сташкевич и Вячеслав Лопатин произвели у воронежских зрителей настоящий фурор. В первую очередь это относилось, конечно, к танцу прима-балерины Анастасии Сташкевич — тонкой, лёгкой и изящной танцовщицы. Такой Жизели в стенах театра не видели уже очень давно и, боюсь сказать, даже забыли, что столь совершенное исполнение возможно наблюдать вживую. Сташкевич с первых минут пребывания на сцене поразила зрителей восхитительными по линии арабесками, вызвавшими бурные аплодисменты; виртуозностью техники в вариации Жизели (прежде всего, в диагонали рондов); лёгкими, свободными вращениями и другими отличительно "примовскими" особенностями исполнения. Вячеслав Лопатин проявил себя как замечательный партнёр и опытный танцовщик.

 

 

Очень хорошее впечатление произвело крестьянское па-де-де. Обычно этот номер смотрят как проходной между выходами главных персонажей, но здесь следили с вниманием и удовольствием. Танцовщица Яна Черкашина удивила отличной от других артисток техникой, красивыми стопами, высокими и стабильными прыжками. Думаю, буду наблюдать за её дальнейшей творческой судьбой.

 

 

Второе действие спектакля можно назвать откровением... и квинтэссенцией красоты. Воздушная вилиса-Сташкевич с удивительно поющими, плывущими в гармонии с музыкой руками, узкими щиколотками и стопами, томной кантиленой движений как будто ступала по сердцу, совершая свой подвиг любви и прощения. То и дело со всех сторон раздавался восхищённый шёпот: "Какая красота... как красиво... красиво". Весь зал, затаив дыхание, следил за настоящим Искусством и истинным Танцем, совершающимся на сцене. Быстрые и зависающие в воздухе антраша-катр и "скользящие" субресо Сташкевич, лёгкие и безусильные гран жете также волновали публику. Правда, мелкая техника танцовщицы не была столь восхитительной: ронд де жамб ан л'ер не казались бисерными, особенно это касалось исполнения левой ногой.

 

Вилисы местного кордебалета, в целом, были весьма неплохи: стояли на пальцах, двигались слаженно, однако местами напоминали стадо слонопотамов, а не лёгких духов. Екатерина Любых в партии Мирты спокойно и отстранённо, как и положено повелительнице, великолепно исполнила партию, изобилующую сложнейшими прыжками.

 

Хочется сказать спасибо дирижёру Андрею Огиевскому за глубокое понимание музыки, внимательность к танцовщикам и стремление двигаться с ними в едином порыве.

 

 

Конечно, сцена Воронежского театра для заезжих гостей была маловата. Привыкшие к огромным пространствам Большого театра, танцовщики порой рисковали жизнью: так, Анастасия Сташкевич после великолепной по скорости и форме "вертушки" в выходе Жизели не пожертвовала финальным арабеском, правда, едва не вписавшись в кулису. Раздались отдельные испуганные вскрики зрителей, но, слава богу, всё обошлось. Также порой Жизель и её Альберт чуть ли не выпрыгивали в оркестровую яму, не рассчитав шаги. Сцена, и так небольшая, как назло, была уменьшена массивными городушками. На мой взгляд, домик Жизели и хижину напротив можно сдвинуть к краям ещё на полметра-метр без боязни потери зрелищности.

 

Кроме того, наблюдать за спектаклем очень мешала работа осветителей. Постоянно меняющийся по силе и расположению свет, повороты аппаратуры, производимые со скрипом, даже самого спокойного человека довели бы до высшей степени раздражения.

 

 

"Щелкунчик", 14 февраля

 

Очень яркую, красочную, наполненную добрым юмором постановку Воронежского театра украсила замечательная Дина Болотова, исполнившая партию маленькой Маши. Аккуратное сложение танцовщицы, её красивейшие ножки, лёгкость танца и особенно "капель" па-де-бурре оставили приятное впечатление об уровне балетной труппы театра. Виртуозные и запоминающиеся выходы игрушек, а именно Арлекина (Н. Большунов) и Арапчонка (В. Мануковский), порадовали всех зрителей без исключения.

 

Артисты Мариинского театра Валерия Мартынюк и Григорий Попов появились, как и должно, после чудесного превращения Щелкунчика в Принца в конце первого действия. Все поддержки танцовщики исполнили легко и уверенно, продемонстрировав красоту балетных поз и вызвав бурю аплодисментов и восторгов у зрителей.  Валерия Мартынюк отличилась отменными арабесками, умело выполненными вращениями, пусть и не совсем безукоризненными, красивейшими руками и отличной вывороотностью. Григорий Попов показался излишне возрастным танцовщиком, которому было непросто выполнить то, что намечено хореографом в канве балета, однако в его танце были видна выучка и былая стать. Одним словом, артисты справились с двумя па-де-де и сольными выходами не без помарок, однако, будучи представителями школы Академии русского балета им. А.Я. Вагановой, оставили о себе приятное впечатление.

 

 

В дивертисменте восточная красавица очаровала длинными руками, красотой поз, кантиленой движений и обаянием. Очень хороши были пастушки с техничным танцовщиком благородной наружности, которого, при должном к нему внимании, можно сделать звездой театра. Русский трепак, исполненный с жаром и задором, вызвал бурные овации и крики “браво”.

 

Без сомнения, фестиваль “Воронежский звёзды мирового балета” стал ярким событием культурной жизни города: он объединил любителей прекрасного, показав им замечательных современных исполнителей и позволив погрузиться в чарующий мир русского балета.

 

 

 

Фотографии Александра Самородова.

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.