Манон Леско и божественный голос

 

В 1929 году Розетта должна была дебютировать в заглавной партии в опере “Манон Леско” в Берлинской государственной опере. За день до премьеры была назначена генеральная репетиция, и Пампанини, опаздывая, спешила в театр. “Я бежала и почти рвала на себе меха, в которые была одета, — вспоминала она. — Потому что если Тосканини видел меня в мехах, то говорил мне: “Пампанини, сними с себя примадонну, тогда начнем...”

Буквально впорхнув в здание Берлинской оперы, Розетта сразу услышала доносящиеся из зала звуки оркестра, играющего галантно-изящные мелодии начала второго акта... Выйдя на сцену, она уже захотела начать петь, как Тосканини резко остановил её. “Мы пробуем акустику, не пой”, — сказал он Розетте с хмурым видом. Пожав плечами и поняв, что отрепетировать партию ей не удастся, Пампанини покинула театр.

На следующий день Пампанини охватило огромное волнение. Ведь ей никогда до этого не приходилось петь Манон Леско в стенах самого известного немецкого оперного театра, и одна мысль о том, что за день до премьеры ей не удалось отрепетировать свою партию, кидала её в дрожь... Первый акт прошел беспокойно и нервно. В перерыве Тосканини и раздраженно выпалил: “Что с тобой не так? Почему ты трясёшься?” Бедной Розетте не оставалось ничего, как пробормотать, что она никогда не пела пуччиниевскую Манон в Берлине... “Мне правда очень страшно, маэстро”, - пожаловалась Пампанини. Великий дирижёр нарочито отвернулся и ушёл.

“Все потеряно, спектакль провален”, — подумала Розетта. И неожиданно волнение отпустило её — второй акт, в том числе и чарующую арию “In quelle trine morbide”, она спела легко, уверенно и спокойно, будто ощущая, что всё страшное позади. И тут случилось невероятное... В четвёртом акте, после исполнения знаменитой арии “Sola, perduta, abbandonata”, она случайно взглянула в яму... Тосканини, гроза всех музыкантов, — плакал! По его сухому, аскетичному лицу текли крупные слезы...

На следующий день Розетте нужно было покидать Берлин и лететь на гастроли в Лондон. Вечером она пришла в квартиру к Тосканини, чтобы попрощаться с ним. Дирижёр встретил её радушно и гостеприимно, ласково расспрашивал её о повседневных делах. И тут Розетта неожиданно спросила его: “Маэстро, можете удовлетворить моё любопытство? Почему за день до спектакля вы не разрешили мне репетировать оперу? Правда ли из-за акустики?” Тосканини сначала задумался, потом с любовью взглянул на примадонну и сказал: “Нет, Розетта... Просто мне так не хотелось, чтобы этот толстый импресарио раньше времени услышал твой божественный голос!”

 

 Manon Lescaut - "In quelle trine morbide..." (1926)



По материалам интервью с Розеттой Пампанини, взятого в стенах туринского театра "Реджо"

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.