И только завидую уточкам-неразлучницам

 

"Льющийся водопад её волос ослепляет сиянием, глаза её подобны двум уголькам, что ярко пылают во тьме, губы её — как лепестки нежной лилии на заре, речи её изящны, но острословны. Когда она смеётся, то подобна фее Ма-гу, что дарит эликсир вечной жизни своим любимцам, а когда влюблена, клянусь, я вижу ореол ароматных азалий над её лбом и шлейф яркокрылых попугаев, что следуют за ней" — такими словами любви китайский поэт Бао Жень описывал Су Сяосяо, гетеру княжества Южное Ци. Влюблённый в неё, он посвятил ей тысячи строк, говорящих о его страсти и вечной привязанности.

Бао сравнивал Су с богиней, величественной в гневе; с речной нимфой, что так ждёт запоздалого спутника в тени пруда; с маленькой серебряной рыбкой, что резвится и играет, не ведая, что уже через мгновение окажется в жестоких сетях рыбака; с бушующим ураганом и стихией, что нельзя подчинить; с очаровательным непоседливым колибри, совершенным, как день или бог... Каждую свою работу Бао заканчивал одной и той же фразой: "Мы созданы друг для друга, потому что никто как она... а в ней какой-то милосердный бог соединил всё, что я люблю на этом свете и за его пределами. Она есть я, она больше я, чем я сам".

Однако Бао преклонялся перед Су не только как перед женщиной, но и как перед одарённой поэтессой и художницей. Он восхищался её стихами, учил их наизусть, говоря, что они подобны нектару. Каждую картину Сяосясо выполняла в двух экземплярах : один из них оправлялся ко двору императора, другой — к Бао.

Любила ли она его? Думается, что да, хотя в её творчестве нет ни одного прямого упоминания о нём. Но что-то подсказывает, что "белоснежный лебедь, навечно поселившийся на озере души", "бабочка, на крыльях которой хочу унестись в небо", канарейка, "что дороже сокровищ придворных", "притаившийся лишь для меня одной в тени сада куст жасмина" и многие другие загадочные сравнения и эпитеты — это всё о нём.

Современники Сяосяо даже припоминали (или выдумывали?) такой случай: император однажды хотел казнить Бао за слишком откровенную страсть к его любимой гетере, но на следующий день вдруг передумал. Что случилось за одну ночь? Никто не ведает, но некоторые как будто слышали, что Су тогда заперлась в своих покоях, приказав слугам добыть ей "травы, что указаны в списке (наисвежайшего вида!), две тысячи иголок, лучшее кимоно, и подвеску в виде соединённых яшмовых колец", а также повелела истолочь в ступе до стеклянной пыли её любимые фарфоровые вещицы. В ту же ночь императору было доставлено письмо, которое "сделало его подобным белому свету луны".

Утром он повелел наградить Бао его собственным поместьем на берегу озера Сиху в зарослях персиковых и сливовых деревьев. Вы можете посетить это живописное местечко и навестить могилу поэтессу Су Сяосяо, что похоронена неподалёку — там, где "иволги вечно поют в ивах".



Текст: Юлия Пнева, © Voci dell'Opera: Опера и балет

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.