"Тысяча и одна ночь"

 

Балет "Тысяча и одна ночь", впервые поставленный в Азербайджанском театре оперы и балета в 1979 году, отмечает 35 лет на сцене в Воронеже.

Томление восточной страсти, измены, интриги и кровопролития, испепеляющая ненависть и трогающая душу нежность — в основу балета легла история Шехерезады, женщины, которая сумела покорить вспыльчивого и скучающего царя Шахрияра с помощью увлекательных рассказов о чудесах и подвигах любви.

Балет Фикрета Амирова "Тысяча и одна ночь" в хореографии Наили Назировой вобрал в себя элементы лучших образцов классического и народного танца, вдохновлённых знаковыми сюжетами на тему знойного востока — "Шехерезадой" Михаила Фокина и "Легендой о любви" Юрия Григоровича. Именно поэтому "Тысячу и одну ночь" Амирова по праву можно назвать одним из лучших балетов "рокового ориентализма".

 


Спектакль прошёл в Воронежском театре оперы и балета в субботу, 28 мая. Забегая вперёд, скажу, что вечер получился блестящим. Зажигательные танцы и ритмы, пряные восточные мелодии в сочетании с изящными позами танцовщиков, томлением их рук и изгибов тел, зовущих и трепещущих, увлекли всех зрителей без исключения.


Екатерина Любых (Нурида) и Михаил Ветров (Раб) с самого начала спектакля приковали взоры всех присутствующих мягкой кантиленой движений, смелыми и уверенными поддержками, красотой и выписанностью восточных поз, а также выразительно-страстной пластикой каждого движения. Екатерину Любых я видела на сцене впервые, и меня поразило, как хороша эта танцовщица в партии Нуриды — в её движениях столько задора и огня! На ум пришли слова, посвящённые когда-то балерине Татьяне Рябушинской, о том, что она — "воплощённое аллегро". То же самое хочется сказать и о госпоже Любых. Высокие и полётные гран жете, свободные аттитюды, гибкость и мягкость спины и точёные линии рук — всё поражало и вдохновляло. Кроме того, танцовщица показала себя профессионалом и в характерном танце, чётко отбивала ритм, вторя барабанам и гонгам в "шимми" и "тарелочке".

 


Сцена оргии прошла громоподобно, несмотря на то, что в кордебалете были заметны погрешности в синхронности исполнения и попадания в музыку. Некоторые танцовщики, к сожалению, как будто так и не научились слушать музыкальные акценты и распознавать сильные доли, хотя, возможно, шероховатости и заметные ошибки можно объяснить тем, что спектакль довольно редко идёт на сцене театра. Кроме того, удивило то, что танцовщики более плотного сложения оказались по непонятной причине в первой линии кордебалета.

 


Шахрияр (Максим Данилов) прекрасен в гневе. Каждое его движение, каждая сделанная им пауза отражали состояние взбешённого и обманутого мужа. Господин Данилов показал, что владеет своим телом превосходно. Какой фактурный и интересный танцовщик! Почему не доводилось его видеть раньше? Недотянутые стопы, небольшие срывы на пируэтах и турах, порой, смущали, но, в целом, от танца осталось прекрасное впечатление. Шехерезада (Светлана Носкова) стремительно пролетела сцену en manège, закружившись в шене и абмуатэ со сложной сменой рук в восточных позах, демонстрируя прекрасную координацию и безукоризненное попадание в музыкальное сопровождение.

 


По окончании первого действия многие зрители удивлялись: "Как, уже всё? Так быстро?", с жаром обсуждали увиденное на сцене и ожидали продолжения.

Во втором акте балета появилась прекрасная ночь в исполнении артисток кордебалета, и Шехерезада начала свой увлекательный рассказ. Моя любимая Яна Черкашина (Девушка), которую я вижу будущей примой театра, привычно порадовала своим танцем. Как же хороши ножки танцовщицы! Линии её тела доставляют эстетической наслаждение уже даже тогда, когда Яна просто лежит на полу сцены. А какие она показала па-де-бурре! Искромётные! Правда, не всегда, но моменты этих искр, сравнимых с трепетанием крыла колибри, забыть не могу. Прекрасная мелкая техника, которая, надеюсь, будет ещё лучше, подкреплённая выносливостью.

 


Ольга Негробова (Марджана) также была хороша необыкновенно. Да, у танцовщицы немного удлинённый торс, но зато какие стопы... заглядение! Партия удалась на славу: томные покачивания, восточные руки и те самые идеальные стопы были прекрасны. Весь номер, как и было задумано, удался благодаря танцам девушки и актёрской игре Николая Большунова (Разбойник), который хоть и не может похвастать ни ростом, ни техникой, но зато порадовал необыкновенной харизмой и по-настоящему глубоким пониманием роли.

 


Как жаль, что в афише Воронежского театра оперы и балета этот яркий и захватывающий спектакль, который нравится и зрителям, и исполнителям, появляется так редко. Мне кажется, при должной работе танцовщиков и репетиторов он мог бы стать подлинным украшением театрального репертуара.

 

 

Фотографии Александра Самородова

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.