Один день студента С.

 

"Как хорошо, как привольно нынче в лесу! Свежестью веет от изумрудных шелковистых трав, что склоняются передо мной, словно я их господин; тонкие стволы сосен вырастают вдали, приветствуя меня, как стройные силуэты русалок; в прозрачном воздухе лесного царства, сотканном из сияния крыл сильфид, стрекоз и пахнущих сладким нектаром бабочек, разлито блаженство юности и летнего дня..." - так размышлял студент С., ступая по устланной мхом лесной тропе.

"Всё, что я могу окинуть взором, дарит "отдохновение". Будет ли гроза? Услышу ли я гармонию звучащих голосов птиц и шума искристых капель дождя? Прилетит ли моя иволга?"

С недавних пор повадился он слушать эту птичку.

"Вон там, высоко, под пушистыми кронами живёт она... Сотканная из света, желтогрудая свистунья, скрывается она там, где прячутся солнечные лучи на излёте дня. Иволга... Споёт ли для меня?"

 


С наивностью молодой и пылкой души верил он, что для него одного заводит она свои бесконечные трели. Красиво, переливчато-волшебно и завораживающе звучал ему её голос, несравнимый даже с голосом лучшей оркестровой флейты. Нет-нет да и чудилось иногда в нём что-то смутно знакомое, трогающее душу, волнующее... Пронзительное, как неожиданное прикосновение любимой руки к плечу.

"Прекрасная певунья, прилети, где же ты?" - думал он, поднимая лицо к небесам. Его светлые волосы волновал утренний Эол, а разгоревшееся лицо утешали поцелуи Авроры. "Прилети", - прошептал он и в ту же секунду услыхал мелодию.

Иволга заливисто, на разные лады, виртуозно и вдохновенно свистела и пела, а перед его мысленным взором приносились призрачные миражи дальних стран, что он мечтал посетить, образы дев, что когда-то поразили его душу, ароматы горных цветов, быстрые воды рек, слёзы и затаённые печали... И яркость крыш родного города, и запах любимых матушкиных пирогов, и радость поцелуев у калитки, и сияние далёкой Луны и планет бескрайнего космоса - всё было в её песне, всё, что он бесконечно любил.

Целый мир, казалось, стал понятен ему. Реальность духовного и материального опустилась к нему на ладони и нашептала разгадки всех своих тайн.

 


Через несколько мгновений он, поражённый и утомлённый открытиями, погрузился в сон. И снилось ему знакомое пение иволги, в котором стали различимы слова.

"Ты слышишь меня, потому что ты особенный, обладающий тайным знанием. Оно хранится в твоём сердце, которое ты так тщательно скрываешь ото всех. Не бойся, я с тобой навсегда. Люби и живи так, как того желаешь. Не думай наперёд, отдавайся каждому дню так, как будто он последний, забудь всё зло и верь в своё могущество. Люби и дыши. Ты слышишь меня, потому что ты - вселенная".

Долго длился этот разговор души с душой. Всё вдруг понял он, почувствовал о себе, удивившись тому, как это было ясно и просто.

Прогремела гроза, опустился на землю вечер, солнце погасло, и мелкими шагами входила в лес чернильная ночь. Юноша очнулся ото сна. Странное чувство томило его. Страх? Осознание истины?

"Должно быть, умственное перенапряжение даёт о себе знать. Экзамены измотали меня. Нервы совсем расшатались и требуют отдыха", - сказал он себе и отправился домой, силясь избавиться от наваждения странной грёзы. Иволга по-прежнему звучала наяву, волнуя сердце и душу и вызывая слёзы... Заливалась так, что не было больше сил терпеть её пронзительный голос.

"Уже дошёл до мистики и пантеизма, как экзальтированная барышня, что живёт по соседству. Дурное место, дикое", - сказал он себе, ускоряя шаг и покидая лес навсегда.

 

 
Текст: Юлия Пнева, © Voci dell'Opera

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.