Венеция Дягилева

13.07.2016

 

На могиле Сергея Дягилева по-русски и по-французски высечены слова: "Венеция - постоянная вдохновительница наших успокоений". С городом на лагуне, где в течение многих лет Дягилев проводил свой летний отпуск, его связывали прочные и глубокие чувства. Впервые он посетил Венецию в восемнадцатилетнем возрасте и потом возвращался туда постоянно. Венеция представлялась Дягилеву высочайшим образцом искусства, изысканным средоточием творений человеческих рук, перед которым склонилась сама природа, ведь человек сумел побороть её стихийную мощь. Плод человеческой фантазии, Венеция - город фантастический и мифологический. Отсюда и широко распространённое убеждение в том, что Венеция - это мираж или театральная сцена, необозримая декорация с десятками тысяч статистов. В этом городе почил кумир его юности Рихард Вагнер. В 1902 году Сергей написал мачехе, что, наверное, и сам когда-нибудь окончит свои дни в Венеции:

"Ты спрашиваешь, люблю ли я Венецию и почему мы сюда приехали? О последнем скажу: не почему. Просто приехали, ибо нервам здесь уж слишком хорошо и покойно, а жизнь слишком мало похожа на жизнь вообще, да в Венеции, впрочем, и нельзя "жить" - в ней можно только "быть", ибо никогда не мог понять, к чему здесь магазины, биржи, солдаты! Всё это не всерьёз здесь. Существует Palazzo Ducale, San Marco и вечерний морской воздух? Это истина такая сладкая, что я чувствую, что сподоблюсь хоть в этом поступить как Вагнер и приеду умирать в Венецию. Действительно, разве и в этом Вагнер не был гениален? Когда-то во времена романтизма девицы рыдали над поэтичной смертью Шопена на Канарских островах, но как это бессильно по сравнению с великим Байретцем! Если Ницше распял себя своим безумием, то Вагнер тоже уподобился Богу, когда, создав "Парсифаля", приехал умирать в la Vendramini. Какой это холодный и страшный дворец, это не капризная готика Ca' d'Oro, но точно сколоченный ренессансный гроб, достаточно величественный, чтобы похоронить в себе великую душу маленького уродца из Байрейта.

Итак, я убеждаюсь, что окончу дни свои здесь, где некуда торопиться, не надо делать усилий для того, чтобы жить, а это главная наша беда, мы все не просто живём, а страшно стремимся жить, как будто без этих усилий наша жизнь прекратится".

 

 
Текст: "Дягилев. "Русские сезоны" навсегда". Шенг Схейхен.

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.