Голоса прошлого. Джузеппина Дзинетти.


Сколько великолепных партий для меццо-сопрано на страницах мировой оперы — и так мало певиц, способных исполнить их на достойном уровне! Слушая записи большинства меццо-сопрано — особенно начиная со второй половины XX века и заканчивая современностью — чаще всего можно услышать "глубокий", широкий, не выходящий вперед звук, отсутствие правильной дикции и артикуляции, топорные, пошлые, "бабские" интерпретации и множество других недостатков. И, напротив, совсем немного в истории звукозаписи меццо-сопрано с хорошей техникой пения. Одной из них с уверенностью можно считать Джузеппину Дзинетти, итальянское меццо-сопрано, чье имя сегодня, к сожалению, покрыто пылью забвения.

Giuseppina Zinetti - Carmen - Habanera

Giuseppina Zinetti - Carmen - Seguidilla

"Самая великая Кармен" — так называли современники Дзинетти, дебютировавшую в 1914 году в партии компримариа и прогремевшую в 1920-1930-х годах по всей Италии как важнейшее меццо-сопрано поколения. Созданный ею образ испанской цыганки был воплощением сексуальности, чувственности и при этом вокального вкуса, что сочеталось с привлекательной внешностью певицы. Помимо Кармен, Дзинетти вместе со своими коллегами Ирен Мингини-Каттанео, Эльвирой Казаццей и Марией Капуаной с успехом пела на крупнейших сценах Италии почти весь классический меццо-сопрановый репертуар в операх Верди, Понкьелли, Доницетти, Сен-Санса и так далее. В 1925 году Артуро Тосканини пригласил ее в Ла Скала, где она исполнила Амнерис в "Аиде" (вместе с Аурелиано Пертиле в партии Радамеса) и свою любимую Кармен. Ее карьера продолжалась до середины 1930-х годов, после чего она, покинув сцену, до самой смерти преподавала пение.

Несмотря на популярность Дзинетти в партии Кармен, сегодня нам сложно оценивать ее достижения в этой роли, потому что она никогда не была записана полностью. Но, к счастью, певица целиком спела на записи другую свою коронную партию — Азучену в "Трубадуре". Опера была записана в Милане в 1930 году компанией Columbia с оркестром и хором "Ла Скала", коллегами Джузеппины в студии звукозаписи стали лучшие итальянские певцы того времени — Бьянка Скаччати в партии Леоноры, Франческо Мерли в роли Манрико и Энрико Молинари в образе графа ди Луны. Далеко не сразу мне удалось полностью понять творчество этой певицы, но не так давно ее пение и интерпретация образа старой цыганки поразили меня до глубины души…

Verdi - Il Trovatore (Merli, Scacciati, Zinetti, 1930)

Голос "темной" окраски, небольшого объема, но с ярким, контральтовым тембром, и при этом без "глубокого", уродливого звука, так хорошо знакомого нам по записям других меццо-сопрано. Хорошо "прикрытые" верхние ноты, достаточно "собранный" центральный регистр и яростно-открытые, грудные, но при этом хорошо контролируемые низы – вот основные "технические" характеристики ее голоса. Последняя особенность – использование открытого грудного регистра на нижних нотах – долгое время не давала мне возможность оценить певицу до достоинству. Тем не менее, прослушав записи многих других меццо-сопрано, в том числе современных, я пришёл к выводу, что "открытость" низов в данном случае нельзя считать большим недостатком. Ведь, во-первых, ею пользовались почти все известные меццо-сопрано, а во-вторых, у Дзинетти этот звук никогда не становится глубоким или же безрезонансным и чересчур "обелённым", звучит ровно, эффектно и драматично. Однако все же самое главное в пении Дзинетти для меня – это не техника, а невероятный по драматической силе темперамент певицы, порой чересчур страстно-веристский, но невероятно притягательный.