Полина Семионова встретилась с поклонниками

 

Прима-балерина сразу нескольких театров, призер международных конкурсов, звезда в мире балета – и вдруг сидит напротив на простом диване, пьет чай с овсяным печеньем, спокойно отвечает на вопросы и выглядит обычным человеком, а не каким-то мифическим существом, как это кажется на сцене.

 

11 августа Полина Семионова провела встречу с московскими поклонниками в маленьком антикафе... без микрофонов, прессы и свиты помощников. 

 

Первый вопрос у всех собравшихся: как ей в голову пришла эта идея? Оказывается, для Полины это норма, она уже проводила похожие беседы в Англии и Германии и давно хотела пообщаться со зрителями в Петербурге и Москве, но все не хватало времени. Полина давно живет в Берлине, в России бывает редко и почти всегда на гастролях. 

 

 

А сейчас у Полины вынужденный отпуск. Теперь времени больше, так что балерина может заняться небалетными делами.  

 

Сложно представить, что ощущает человек, который привык полдня проводить в репетиционном зале. Полина говорит, что чувствует себя необычно: нет усталости, и это странно. Но куда удивительнее не выходить на сцену. Этого не хватает больше всего. Ведь выступления и спектакли – это наркотик для творческих людей. (Кто был на сцене хотя бы раз, поймет).

 

Поэтому Полина планирует вернуться к балету, как только это станет возможным. Ведь столько еще хочется станцевать… За ее плечами Жизель, Одетта-Одиллия, Никия, Китри, Джульетта. Маргарита Готье в "Даме с камелиями" долгое время была ролью-мечтой, но, несмотря на то, что она уже исполнилась, Полина снова хочет выйти на сцену в этом балете и поработать над образом вместе с самим Ноймайером, а не с его ассистентами, как это получилось в 2015 году из-за занятости хореографа. Cмотрю на балерину и почему-то не сомневаюсь, что ее желание осуществится. 

 

Полина не сидит без дела и сейчас. Она продолжает преподавать в балетной школе при Берлинском государственном театре. Это учебное заведение того же уровня, что и Московское государственное хореографическое училище, но здесь атмосфера совершенно другая.

 

 

Полина вспоминает, какой страх испытывала, учась в Москве. Постоянное оцепенение на занятиях: не дай Бог опустишься с носка на пятку – пойдешь гулять за дверь. Московская школа была настолько строгой, что дети боялись пробовать новые движения при учителе. Оставались после уроков и тайком осваивали сложные па.

 

Именно поэтому Полина решила заняться преподавательской деятельностью. Она твердо уверена, что ученики должны пробовать и делать ошибки. Говорит, пока не упадешь 10 раз в зале – не выкрутишь 32 фуэте на сцене. К тому же, это правильно, когда старший танцовщик делится опытом с младшими. Сама Полина до сих пор помнит то чувство благоговения, когда к ним на классы приходили  артисты: Степаненко, Александрова и другие. Делились опытом и пуантами. 

 

В те времена еще не было Интернета, а увидеть состоявшихся артистов в деле очень хотелось. Полина собирала видеокассеты с выступлениями Плисецкой, Улановой, Максимовой. Эти балерины до сих пор для Семионовой эталон классического танца. Хотя и к современникам она относится с уважением. Любит Лопаткину и Вишневу. 

 

Полина считает питерскую школу особенной. В свое время балерина пыталась перенять их "изюминку". Их мягкие руки и словно нарисованные кисти… После училища она "увезла" эти черты русского балета в Германию.

 

 

В выпускном классе Семионову присмотрел Владимир Малахов. В то время он возглавлял  Берлинский театр балета. Малахов увидел Полину и позвал с собой сразу на место солистки, так как других свободных контрактов не было. Это приглашение свалилось внезапно, как снег в середине лета. Чужая страна, не самый известный театр, но Полина решила: лучше попробовать и потом жалеть, чем жалеть, что не попробовала. Так, в 17 лет она уехала из России. 

 

Естественно, следующий вопрос: "Жалела ли?" Полина отвечает очень вдумчиво. "Как балерина – ни разу, но как русская – да". Она скучает по родной культуре, природе, быту, но это чувство пришло позже. А тогда, сразу после переезда, скучать было некогда. Главная задача – растанцеваться. Это, в переводе с балетного языка, значит убрать ученическую зажатость, стеснение, даже немного расслабиться, если хотите. Ведь ежедневный станок и танец на сцене – не одно и то же. Нужно поверить в себя, увидеть свою красоту, свои выигрышные позы. Сегодня Полина знает их все. Признается, что потратила не один час перед зеркалом, чтобы найти их.

 

Однако сам танец приходит только с опытом. Полина объясняет, что самое приятное, когда ты выходишь на сцену, забываешь все свои позы и просто танцуешь. Это и есть искусство. Именно в этот момент зрители чувствуют волшебство и не обращают внимания на то, что у балерины где-то не идеальные линии. 

 

 

Что любит танцевать Полина Семионова? Точнее, какую роль больше всего ей нравится исполнять на сцене? Этот вопрос хочется задать всем балеринам, ведущим спектакли много лет. Вот только задумайтесь, как отыгрывать романтичную и счастливую  Аврору из "Спящей красавицы", изо дня в день влюбляясь в принца и просыпаясь от его поцелуя? 

 

Полина считает, что классику сложнее и танцевать, и играть. Если в "Даме с камелиями" или "Ромео и Джульетте" есть душераздирающая драматическая история, помогающая правильно вести себя на сцене, то в классических балетах главное – танец. Чрезмерное актёрство здесь ни к чему и может только вредить созданию образа. Полине всегда помогает музыка.

 

"Все классические балеты поставлены на необыкновенную музыку. Вы только послушайте па-де-де из "Щелкунчика!" – советует Полина и рассказывает о том, как, выходя на сцену, она пытается пропустить мелодию через себя. Так и рождается образ, причем с каждым годом он меняется, растет вместе с балериной. Именно поэтому ей не скучно возвращаться к станцованным ролям. Ей всегда есть, чем обогатить роль. К тому же, после выступления Полина всегда разбирает её и редко бывает довольна собой на все сто. 

 

 

"Даже если на сцене все получается и по технике, и по настроению, то чувство удовлетворения все равно хватает до тех пор, – шутит Полина, – пока не посмотришь запись". В балете всегда есть, над чем работать. Магия на сцене зависит от артиста, от того, сколько труда он вложил в репетиционном зале. И еще от партнера.

 

У Семионовой нет одного постоянного дуэта. Она танцует в Германии, США, Англии, России. Часто одни и те же роли, но с разными танцовщиками. В этом для Полины есть даже какая-то интрига. Узнать нового артиста – как побывать на новой планете.

 

Бывают очень удачные эксперименты. Так было в Михайловском театре, где хореограф Начо Дуато ставил "Ромео и Джульетту". Полина танцевала с молодым танцовщиком Иваном Зайцевым. Он тогда еще не был премьером, но магия между артистами случилась. Ведь главное – не регалии и достижения каждого партнера, а то, смогли ли они почувствовать друг друга. С Игорем Зеленским тоже все получается всегда. "Потому что Игорь, – считает Полина, – несмотря на то, что доминирует в танце, все равно представляет балерину в лучшем свете".

 

 

Но бывает и наоборот. Полина танцевала с одним партнером (имени, конечно, не называет), который постоянно пытался что-то доказать. Это, пожалуй, единственный раз, когда девушка провела серьезную беседу перед выступлением. Ведь чьи-то амбиции не должны мешать зрителям увидеть балет, за который они заплатили.

 

Казусы на сцене, разумеется, случаются. Например, во время танца у балерины часто сохнут губы, но она научилась их облизывать в пируэтах, в те доли секунды, пока находится спиной к зрителям. Были и спавшая корона в "Лебедином", и зацепившаяся юбка в "Дон Кихоте", но мастерство артистов всегда спасало ситуацию: они либо отыгрывали сцену, либо не замечали мешающих деталей.

 

И, наконец, вопрос: где Полина любит танцевать больше всего? Ответ изящный, как и сама балерина. "Везде свои особенности, свой зритель". В США, например, к балету относятся как к шоу. Очень любят "Дон Кихот". Всегда смеются, где нужно смеяться. Аплодируют, где нужно. В Азии очень трепетный зритель. Никто почти весь спектакль не хлопает, боятся, что помешают танцовщикам. В России публика очень разная, зато всегда искренняя. Полина очень любит такие аплодисменты. Считает: "если не хлопают, значит, не зацепила".

 

 

Перед выходом на сцену всегда, несмотря на опыт, волнуется. "Чем больше работаешь, тем больше от тебя ждут. Поэтому почивать на лаврах невозможно". Карьера балерины – это Сизифов труд. Тот самый случай, когда нет предела совершенству.

 

Смотрю на Полину, которая изящно сидит напротив, на ее натруженные стопы, осанку, слушаю искренний и интересный рассказ – и чувствую, что нахожусь на расстоянии вытянутой руки от чего-то волшебного. От таланта, наверное. А встреча с талантом всегда оставляет что-то ценное в душе.

 

Спасибо, Полина, за беседу. Спасибо организаторам – официальной группе поклонников Полины Семионовой на сайте VK – за удивительную возможность стать на толику ближе к чему-то возвышенному. К балету. К танцу. К творчеству.

 

 

 

Текст: Татьяна Черненко, © Voci dell’Opera

Фотографии: Валерия Эрза, специально для Voci dell’Opera

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.