Сергей Полунин: “Перестать танцевать для меня не страшно”

 

14 мая в ЦУМе состоялся public talk известного балетного танцовщика Сергея Полунина. Встреча с Сергеем, на которой каждый желающий мог задать ему вопросы, была приурочена к премьере фильма "Танцовщик". В кинокартине Стивена Кантора Полунин играет главную роль – самого себя, непокорного бунтаря и балетного гения, который, став самым молодым премьером Королевского балета, в один прекрасный день оставляет лондонский театр и сбегает в Россию, чтобы стать по-настоящему свободным. Предлагаем вашему вниманию самые интересные моменты открытого интервью Сергея.

 

На днях состоится премьера Вашего фильма "Танцовщик". Как Вы относитесь к экранизации, где Вы играете главную роль?

 

Странно и сложно видеть фильм про себя. Я не хотел его смотреть, но продюсеры обманом заставили меня. Это было сложно.

 

Вы также снимаетесь ещё в двух работах: "Красный воробей" и экранизация книги Агаты Кристи "Убийство в Восточном экспрессе".

 

Когда я зашёл на съёмочную площадку "Убийства в Восточном экспрессе", там были Пенелопа Круз, Мишель Пфайфер и Джони Депп. Я посмотрел на них, и в моей голове возник вопрос: "Что я здесь делаю? У меня нет никакой актёрской школы, и я даже не представляю, как нужно брать вилку на съемочной площадке".

 

 

Как Вам попали в руки роли в двух фильмах подряд?

 

Думаю, что компания "20th Century Fox" увидела мою работу в документальном фильме и заинтересовалась мною.

 

В чём для Вас цель существования вашего проекта POLUNIN PROJECT?

 

Популяризация танца, расширение его территории, помощь молодым талантам.

 

Каково Ваше отношение к репертуарному театру?

 

Репертуарный театр – гиблое дело, и я решил с ним покончить навсегда. Я считаю, что популярность балета падает. Балет – единственный вид искусства, который не перешёл на агенто-менеджерскую систему. Дайте каждому танцору (в том числе из кордебалета) агента, введите контрактную систему, и все начнёт налаживаться.

 

Как Вы относитесь к стереотипам балета о закулисье? Битые стекла в пуантах, интриги, заговоры и так далее...

 

На самом деле, всё не так уж и жестоко, но атмосфера действительно нездоровая. 100-150 человек пытаются попасть на одну роль. Проблема в том, что оперные певцы, например, работают по контракту. Они не только не испытывают на себе гнев и "не самые лучшие пожелания" от людей, жаждущих твоего слома, чтобы встать на твоё место, они при всём при этом могут спокойно быть во всех театрах одновременно. В балете все по-другому, и это тяжело и неправильно.

 

Возможна ли дружба в балетном мире?

 

Я думаю, да. У меня есть очень хороший друг из театра Станиславского – Алексей Любимов.

 

Даже самые талантливые танцоры сталкиваются с возрастной преградой в продолжении карьеры. Вы страшитесь ухода? И будет ли для Вас отдушиной Ваш проект?

 

Остановиться танцевать ДЛЯ МЕНЯ не страшно, так как я разносторонне смотрю на всё, и у меня достаточно разнообразные интересы... Кино, например. Конечно же, в случае других талантливых артистов это действительно большая проблема. И мой проект будет опорой не только для юных дарований, но также и для "балетных пенсионеров".

 

Вы сказали, что одной из Ваших новых сфер работы стало кино. Оно тяжелее или легче балета?

 

 

Однозначно легче. Легче в физическом плане. Кино – это игра… в прямом и переносном смысле. Игра актерская и игра как в детстве. Балет – это физические нагрузки, боль и многое другое.

 

Вы затронули тему детской игры. Чувствуете ли Вы себя ребёнком?

 

Да. Все балетные танцоры до 30-40 лет – это дети. В детстве мы начинаем стоять у станка и заканчиваем только в конце карьеры. Мы не видим жизнь, поэтому мы дети.

 

 

В прессе о Вас давно сформировалось мнение, что Вы бунтарь и эпатажник. Такая пиар компания превращает Вас, "одинокого душой", как Вы упоминали в своих интервью, человека в разгаре творческих исканий в эдакую поп-звезду. Вас это не раздражает?

 

Нет.

 

В театре Вас считают человеком с невыносимым характером и поведением.

 

Все должны прислушиваться, прежде всего, к артисту. Ты всего лишь говоришь вслух свои мысли, и люди уже считают тебя трудным и невыносимым. У артиста есть своё мнение, он не марионетка. Мне невыносимо смотреть на людей, которые продаются, на всё соглашаясь.

 

 

Заботит ли Вас, во что Вы одеты?

 

Скорее меня заботит то, во что одеты другие. К себе менее требовательное отношение в этом плане.

 

Сколько у Вас татуировок?

 

Трудно сосчитать... думаю, что около 16.

 

Назовите Ваших кумиров.

 

Марлон Брандо, Михаил Барышников, Микки Рурк.

 

Каково Ваше отношение к Барышникову? Вы давно с ним виделись?

 

 

Я очень хорошо к нему отношусь. Видел его 4 дня назад в спектакле о Бродском. Там были интересные находки.

 

В июне, как известно, Вы с Натальей Осиповой танцуете балет "Маргарита и Арман" в Конвент-Гарден. Если Вам поступит предложение вернуться в труппу театра, то Вы его даже не будете рассматривать?

 

Я не буду танцевать, я отказался танцевать. И дальнейшие планы... я сейчас планирую.

 

Есть ли у нас надежда в ближайшее время увидеть Вас на московской сцене Большого или Стасика?

 

Да, я очень позитивно отношусь к России. Как-то интуитивно мне ближе и роднее такие страны, как Сербия, Украина, Россия. Не знаю, в каком театре это будет, но я буду тесно работать с Игорем Зеленским.

 

Мы Вас можем ждать в ближайшее время на балетной сцене?

 

На балетной? Не знаю... я не уверен, что вернусь.

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.