top of page

Русский романс во всей красе



22 мая в Московском музее С.В. Рахманинова на Большой Ордынке прошел сольный концерт ведущей солистки театра «Новая Опера» Анастасии Лепешинской. За роялем блистала ведущий концертмейстер театра Екатерина Маклярская. На концерте звучали исключительно романсы русских композиторов — Сергея Рахманинова, Петра Чайковского и Сергея Танеева.


Исполнение камерной музыки — дело особое. Этим искусством в полной мере, увы, владеет не каждый вокалист. Большинство гораздо более уверенно себя чувствуют на сцене, в оперных спектаклях. Камерное исполнительство же для многих — запретная территория. Потому что здесь перед артистом стоят иные задачи, которые требуют особого существования и вживания в музыку.


«В любом романсе, даже самой крохотной вокальной миниатюре ты проживаешь судьбу, судьбу человека. И за это короткое время ты должен показать, рассказать о его жизни, поделиться его эмоциями», — говорит Анастасия Лепешинская.


Она — одна из немногих современных артисток, кто уверенно чувствует себя и в оперной, и в камерной музыке.  Ей есть что сказать — вернее, спеть, выразить в любом произведении. Каждый номер в ее исполнении — полноценное музыкальное-драматическое представление, которое включает в себя не только выверенную до мельчайших нюансов  вокальную интерпретацию, но и актерскую выразительность вместе с уникальным вкусом певицы.


Анастасия Лепешинская — подлинная наследница великих русских и советских меццо-сопрано: Ирины Архиповой, Тамары Синявской, Валентины Левко, Елены Образцовой, Ольги Бородиной. Все эти артистки сочетали в себе яркую харизму, невероятную энергетику, и, конечно же, уникальный голос. То же можно сказать о Лепешинской — услышав ее тембр впервые, его уже никогда не забудешь, он пленяет сразу и бесповоротно. Еще один большой «плюс» артистки — потрясающая дикция, у певицы никогда нет «каши» во рту, все слова всегда четко слышны. Невероятная вокальная и сценическая одаренность Анастасии подкрепляется эффектной внешностью роскошной сибирской брюнетки с магнетическими большими глазами и стройной фигурой.


Программа концерта в Музее Рахманинова включила в себя 15 романсов Танеева, Чайковского и Рахманинова: были представлены как шедевры жанра, так и не слишком часто исполняемые произведения. Из «хитов» прозвучали, например, такие вещи, как «Здесь хорошо», «Я жду тебя», «Сирень», «Весенние воды», «Забыть так скоро». В интерпретации Лепешинской они вновь обрели давно забытые витальность и свежесть.


Артистке подвластны и нежные, акварельные краски, и жгучие, земные, остро драматические оттенки.

Последние певица ярко показала в романсе «Полюбила я на печаль свою» Сергея Рахманинова на стихи Тараса Шевченко — Лепешинская здесь сотворила настоящую драматическую историю, монолог покинутой, несчастной русской женщины, исполненной страдания и жуткой внутренней боли.


«О, не грусти» на слова Алексея Апухтина содержал в себе большую глубину и смысл: голос певицы сначала как будто растворялся в недрах земли, а затем воспарял в небеса с вопросом о вечной любви, любви того, кто уже на небесах, но как ангел-хранитель бережет и ограждает человека в быту от порока и соблазнов.



Романсы Сергея Танеева, пожалуй, звучат реже всего из музыки представленной тройки авторов. Их язык отличается от стиля Рахманинова и Чайковского: хотя композитор, несомненно, находился под их влиянием, но он уже использует элементы музыкального символизма —  совсем иной эстетики. Это выражено в порой причудливых для уха гармониях,  формообразовании, многочисленных мелодических подголосках, темах-тезисах.


На концерте Анастасия Лепешинская представила четыре романса композитора. Наиболее интересными оказались «Сталактиты» на стихи Сюлли-Прюдома и «Фонтан» на стихи Жака Роденбаха — оба они входят в цикл «10 стихотворений из сборника Эллис «Иммортели». В этих произведениях очень сильно звукоизобразительное начало, оно сконцентрировано в фортепианной партии, которая рисует определенные образы: в первом сочинении — образ ледника, застылости, во втором — брызга струй из фонтанов в роскошном парке. От вокалиста здесь требуется острое ощущение этой прихотливой стилистики — когда он не должен перещеголять фортепиано, а как бы стать ее союзником, должен слиться в одном порыве с ней. И здесь Лепешинская тонко почувствовала, не перешла эту грань: в «Сталактитах» фразы, пропеваемые ею, удивляли своей холодностью, отрешенностью, а во втором —  она в быстром темпе, очень внятно пропевала-выговаривала почти что скороговорку, не забывая при этом о заданной композитором скерцозности.


Из романсов Чайковского особенно любопытной показалась «Ночь» на стихи Якова Полонского. Этот романс — своеобразное предвосхищение арии Лизы из второй картины «Пиковой дамы», ее обращения к «Царице-ночи». Но если оно будет исполнено страстной восторженности и предельной открытости, то романс, наоборот, эмоционально очень «зажат» и представляет собой один большой вопрос, который и повисает в конце сочинения. В основе произведения лежит интонация «вопроса-признания», которая повторяется несколько раз с разными вариантами. Недосказанность, общая сумрачность произведения, его интимность особенно выделяют его из других романсов Петра Ильича. И Анастасия Лепешинская насытила его обреченностью, трагизмом неразрешенной судьбы героя, одновременно сопереживая ему и жалея его.


Но настоящим сюрпризом стала «Кукушка» на стихи Геллерта в переводе Плещеева из цикла «16 детских песен» — ее артистка припасла на финал программы. Этот музыкальный номер открывает композитора как человека с большим чувством юмора.



Композитор высмеивает такой человеческий порок, как сплетни и гордость: Кукушке интересно, что о ней говорят в городе. Скворец, который рассказывает об успехах других птиц, говорит что о Кукушке в городе ничего не слыхать, и та, разозлившись, решает всем мстить. Для этого она будет куковать — тогда ее все услышат и запомнят.


Певица очень ярко и характерно представила это сочинение: пела как будто разными голосами, говоря то за Кукушку, то за Скворца. Артистка показала блестящий номер, как актриса и вокалистка: невозможно было не улыбаться, смотря на мимику певицы, слушая бесконечные «куку», которые щедро выписал в нотах Чайковский — каждое из них она спела по-разному.


Впору говорить о том, что Анастасия Лепешинская — артистка шаляпинской силы и темперамента.


Весь вечер партнером певицы была Екатерина Маклярская, концертмейстер с огромным стажем, которая работает практически со всеми вокалистами Новой Оперы. Пианистка отлично звучала в сольных эпизодах, но демонстрировала и абсолютное единение с певицей, что в концертмейстерском деле вещь — очень важная и одна из главных. Глуховатый старинный рояль, на котором играл Сергей Васильевич Рахманинов, под пальцами Екатерины Маклярской придавал особую атмосферность этому вечеру, некий аромат аутентичности, словно публика присутствовала в настоящем салоне конца XIX века.


 

Текст Филипп Геллер

Commentaires


bottom of page