Тосканини был страшен в гневе



Так баритон Джузеппе Вальденго писал о своем прослушивании на роль Амонасро в концертной версии "Аиды" на канале NBC в 1949 году под управлением Артуро Тосканини: "Тосканини начал с момента перед входом заключенных во втором акте. Я пел как мог. Я очень спешил на прослушивание и волновался, поэтому я даже не знаю, как звучал мой голос. По мере того, как я пел, лицо маэстро становилось все мрачнее и мрачнее, но я продолжал с единственной надеждой, что смогу быстро закончить. Когда я дошел до фразы "Rivedrai le foreste imbalsamate", уже было достаточно, и Тосканини остановился.


Он очень долго смотрел на меня странным и зловещим взглядом, как будто хотел выбросить меня за дверь, а затем крикнул: "Ты испорчен! Что ты сделал со своим красивым голосом, дыханием, mezza voce, своей такой четкой дикцией? Ты потерял все!" Этими жестокими словами Тосканини уничтожил меня, и я стоял неподвижный, окаменевший, не зная, что сказать. Он продолжил: "У вас распухла голова от пения в Метрополитен. Отлично. Все идет отлично. Теперь тебе придется за это заплатить".



Хорошо зная его, я понял, что в этой ситуации лучше не отвечать, а просто принять ее без слов. Я попытался уйти, но он уже угадал мою попытку, подбежал к двери и запер ее, сказав: "Знаешь, это еще не конец. Я могу тебя поправить. Ты знаешь, что я собираюсь делать? Я приму тебя на "Аиду". Я подпишу с тобой контракт, а потом разорву его в знак протеста. Тогда ты будешь ходить со стыдом во лбу... Скажи, с кем ты пел "Аиду"? Разве ты не знаешь, что фразу "Ma tu Re, tu signore possente" нужно петь mezza voce? Разве ты этого не знаешь? Разве ты не знаешь, что речитатив перед дуэтом с женщиной нельзя кричать, а нужно петь по-отечески? Позор, позор!"