Евгений Шатков: "Спасать — это то, что меня захватывает"


Евгений — балетный эксперт, востоковед, любитель прекрасного во всех его проявлениях и мой друг. Мы говорим об опере и балете каждый день. Часть из этих дружеских бесед публикуем здесь для наших читателей. Как Вы пришли к опере? Через классическую музыку и балет. Сначала меня интересовали, в основном, балетные музыки, потом оказалось так, что многие композиторы, балеты которых мне нравились (Стравинский, Чайковский, Римский-Корсаков), писали еще и оперы. Это было интересно послушать, и их музыки очень отличались от балетных в сторону усложнения. Некоторые оперы я слушал из-за ориентальных тем, которые меня интересовали, но не полностью, а только ариями (Турандот, Мадам Баттерфляй), ну а главное и основательное знакомство началось и продолжается с моей подругой души, которая сама занимается оперой. На что Вы обращает внимание при прослушивании оперы? А при просмотре? При прослушивании, как и при просмотре, я доверяю своим внутренним ощущениям, нравится мне или не нравится. Слушать намного труднее, чем смотреть, потому что необходима постоянная слуховая концентрация, которая мне тяжело дается (отключаюсь, если скучно или кто-то орет). С другой стороны, визуальная сторона оперы, точнее исполнителей, у меня вызывает часто усмешку. В балете существуют амплуа и разделены они по физике тела. Те, кто похож на старлеток с укороченными конечностями, никогда не станцуют Одетту, а тот, кто похож на раба из Баядерки, не будет Зигфридом. В опере же ампула по голосу, поэтому иногда пышущий жизнью бизон — чахоточная Виолетта. Ваш любимый оперный композитор? Вагнер. Он как Стравинский в балете, тоже с бессмертным циклом и тоже совсем не такой, как другие. А как Вам то, что Вагнер был антисемитом и поддерживал нацистов? Ради своей наживы врал Людвигу Баварскому, вводил в заблуждение, что тоже любит его? Один из самых знаменитых каллиграфов в Китае был человеком малодушным и алчным, но писал лучше всех. Зачем нам знать о жизни авторов? Их искусство — их подлинная жизнь, всё остальное — суета. Партию какого оперного героя Вы бы хотели исполнить? И почему? Какой потрясающий вопрос! Никогда не задумывался. Балетных знаю, дайте подумать. Зигфрида, Парсифаля и Лоэнгрина. А если бы я был бас, то дракона. Если забыть Вагнера и превратить меня в сопрано, то я бы мечтал о партии Чио-чио-сан. Я бы каждую секундочку в любви прожил. Чем Вас привлекает Лоэнгрин? Это совершенный и истинный человек, который неведомо откуда приплывает на лодке, запряженной лебедем, только для того, чтобы спасти деву. Безумно красивая западноевропейская мысль о том, что мужчина — это рыцарь, который должен спасти свою даму сердца, а дама — это прообраз Царицы Небесной. В рыцаре светлом всё прекрасно, и прекраснее всего тайна его происхождения.

Как Вы считаете, Вы хорошо разбираетесь в опере?

Для того чтобы разбираться в опере, нужно минимально хотя бы петь, чтобы понимать, где находятся все эти внутренние органы, которые участвуют в голосе. Я, увы, не пою, поэтому мне сложно понять, правильно ли певец выдувает воздух, например, хотя я понимаю, что это важно. В балете не закрыть пятую позицию не смертельно, но зритель осведомленный сразу себе скажет: "ну дура". Что для Вас балет? Если бы балета не было, я был бы человеком намного хуже. Будь то занятия классической хореографией или же просмотр балетных спектаклей, я уверен, это то, что делает людей лучше, приподымают над повседневными мелочами. Это о вечных и неизменных ценностях, рассказанных языком, понятным всем людям в мире. Тело в музыке — это удивительный способ рассказывать истории. Пусть балет — академическое и элитарное искусство, вместе с тем язык танца универсален. Балет — это самое совершенное движение и тело, которое может быть. Лучшая балерина и лучший танцовщик всех времен и народов? Так нельзя спрашивать, потому что в разные времена разная эстетика. А уж как техника исполнения ушла вперед, то и говорить не приходится. В опере можно, потому что я в опере тоже назову. Энрико Карузо и Мария Каллас. А кто в балете лучше. Анна Павлова, Майя Плисецкая или Светлана Захарова? Это три совершенно разных поколения выдающихся прим. Почему Мария Каллас и Энрико Карузо? Мне кажется, когда танцуют или поют те, кого я называю, природными — просто родились люди с уникальными способностями для данных искусств — то это даже глухой и слепой услышит и увидит. Генетику или Божественный Поцелуй нельзя спрятать. Вышла и ясно все: это прима-балерина ассолюта, еще ничего не сделала, ни одного па, а мож