"Легенда о любви" в Большом театре


13 декабря 2015 года я присутствовала на изумительном спектакле. Не знаю, что вдруг случилось, но я плакала буквально каждые 5 минут. Я поняла, что обожаю в этом балете абсолютно всё, и осознала: это гениально и неповторимо в такой степени, что я не могу выдержать столько красоты и совершенства сразу.

Встреча Ширин с идеальным и мужественным Ферхадом в этом спектакле надолго останется в памяти. Я почему-то никогда не замечала, как трепещет Ширин в этот момент. Она вся, как бабочка, лёгкая, как лань, испуганная, как нежнейший цветок, который любовно тронул ветер. А Ферхад при взгляде на неё стал сильным, смелым, решительным. Он стал героем и рыцарем ради неё и для неё. Какую потрясающую музыку написали для Ширин, какие удивительные танцы у этой героини! Ну разве по этому всему не ясно, что авторы любят её, восхищаются ей? Я даже грешным делом решила, что Юрий Григорович видит в ней свой идеал женщины. И не правы те (я раньше в том числе), кто считает, что она серая мышка, которая всех сделала несчастными. Нет! Она музыка и муза. Она неземная, совершенная и внешне, и духовно, поэтому все, кто находится рядом с ней, начинают совершать подвиги. Она вдохновительница, она ребёнок, которого хочется защитить, она — как чистый свет. Поэтому и воплощать на сцене её нужно как музу и богиню, а не как всем скучную мадам.

Анна Никулина так танцевала Ширин, я ахнула! Я ведь и раньше видела её в этой роли и не один раз, но тут что-то случилось. Она была необыкновенно гибкая, с удивительной спиной и красивыми руками, была нежной и любящей. Просто ангел, порхала и всех ослепляла чистотой и белизной. А дуэт с Ферхадом был чем-то особенным. Денис Родькин очень хорошо танцует с Анной. Прошёл год после премьеры балета, а они так играют вместе, как будто никогда в жизни больше не расстанутся. Все зрители были в восторге, все без исключения уловили любовную дрожь Ширин и Ферхада. На прошлых спектаклях такого не было, люди реагировали спокойно, без страсти.

Я думала, что со мной что-то не то, но реакция публики показывала, что все видят то же самое. Зал просто изнывал от любви в дуэтах Ширин и Ферхада. Я думаю, даже самый каменный мужчина заплакал бы при их расставании. В каждом движении читались мысль и чувство. И даже для каждого их движения я мысленно произносила фразу — столь явны были чувства и мотивы героев. Я довольно хорошо знаю этот балет, но сегодня всё было как в первый раз. Давно знакомые сцены показались в новом свете. Тысячи мелких деталей вдруг открылась! В этот вечер все без исключения танцевали как в последний раз. Всё отдавали.

Правда, Мария Аллаш была слабым звеном. Она старалась, конечно, но арабески были низкие. Балерина, как всегда, не могла задержаться в позе лишнюю долю секунды, которая так важна для законченности красивого движения. Музыкально и актёрски исполняла партию также хорошо. Я не могла оторвать глаз от идеальных девушек в красном, что воплощали грехи, страсти, желания Мехмене. Я никогда не замечала, как точно они следуют за ней, как все поразительно похожи, в каком ирреальном свете они представлены на сцене. Это не красный, это алый, кроваво-алый цвет, жгучий и яркий, который просто сводил с ума. Кровь взбунтовалась и мучила Мехмене. Эти огненные силуэты ужасно мучили и меня... действительно, выглядели как наваждение в сегодняшнем освещении. Как галлюцинации страдающей, как призраки-видения, вызванные горячкой и душевной болью. Они двигались не как танцовщики-люди, а как нечто не от мира сего.

Кордебалетные девочки в водных костюмах были идеальными: ни одного лишнего звука, никакого топота, никакого шороха, всё было божественно тихо, как водная гладь. Костюмы, мне показалось, изменились. Теперь это были не те рваные лохмотья, которые мы видели в трансляции, а сияющие, ниспадающие потоки быстрых горных рек (это руки), и стальные волны (тело). Плыли эти нимфы, а с ними и Ширин.