Атласные туфельки и стальные носки


Со времен Марии Тальони важнейшим «орудием производства» для балетных артисток являлись пуанты, состоящие из тонкой, прикрывающей часть пятки подошвы, закрывающего пальцы носка из шелковой ткани и длинных тесемок, завязывающихся вокруг голени. До первой половины 1820-х годов, когда Тальони сознательно, а не под влиянием одного лишь художественного импульса встала на пальцы и этим техническим приемом заложила основу новой хореографической школы, профессиональная обувь танцовщиц мало чем отличалась от бальных дамских туфелек. В XVIII веке они были шелковыми, с каблучком; после французской революции балет перенял господствующую в светском обществе моду на легкую обувь с гибкой подошвой, изящным атласным носком, задником и переплетом лент, подобно сандалиям. Искусствовед Любовь Блок описала пуанты примы петербургского Большого театра 1870-1880-х годов Евгении Соколовой работы знаменитого парижского мастера Крэ: "Они плотно и очень тщательно проштопаны, тесемка подшита не только под ленточки, но и вдоль борта туфли. Туфли очень легки и имеют элегантный, очень законченный вид, что не всегда скажешь про современный балетный башмак". Как видно, на протяжении практически всего XIX века пуанты из прочного атласа, на лайке и без прокладки в носке изготавливались таким образом, чтобы все исполняемые па получались бесшумными, а прыжки - невесомыми. Туфельки императорских балерин были действительно прекрасны. Те, которые сохранились в коллекции Театрального музея имени А. А. Бахрушина, — подлинное произведение искусства из шелка: изящные, мягкие, стильные, подчас с вышивкой. И даже после того, как в конце 1850-х годов Мария Суровщикова-Петипа впервые для пущей устойчивости вмонтировала в свои пуанты уплотненный носок, ничего не изменилось в самой концепции и линии башмачка. Он составлял единое целое с выразительной, прекрасно разработанной крошечной ступней, гармонично завершавшей линию ноги. Без совершенной ступни невозможно сформировать грациозные и безупречные в техническом смысле движения и абрисы поз.

Туфли распределяли согласно служебной иерархии: кордебалетные получали по паре на четыре спектакля, корифейки — на три, вторые танцовщицы — на два, первым солисткам полагалась пара на каждое представление, балеринам выдавали пуанты на каждый акт. Идеальные ножки танцовщиц ценились, воспевались и даже почитались. Так, были популярны литографии с изображением ноги Марии Тальони. Слепки с необыкновенно маленькой ножки Веры Зубовой украшали столы в рабочих кабинетах всех балетоманов, а поклонники Марии Суровщиковой сделали по мерке ее ноги — 33-й номер — золотой танцевальный башмачок с бриллиантовой пряжкой и преподнесли ей в подарок Пуанты балерины с автографом на внутренней стороне подошвы всегда считались ценным подарком. В 1862 году Марфа Муравьева после бенефиса поддалась на уговоры своих приверженцев — и передала им туфельку, в которой танцевала, и те пили из нее шампанское за здоровье любимой примы.

Пуанты — явление и утилитарное, и культурологическое. Балерина, взметнувшаяся на пальцы, есть своего рода апофеоз устремления к совершенству и символ совершенного движения. "Это не просто стояние спокойное и безмятежное, — писал Аким Волынский. — Оно является результатом сознательного героического усилия, при котором дышишь грудью вовнутрь и задерживаешь настроение в мгновенном замирании. Тут какая-то едва вообразимая точка, в которую входит весь человек, и довольно малейшего неловкого или нерассчитанного движения хотя бы пальца руки, хотя бы засмотревшегося в сторону глаза, хотя бы случайно и ошибочно откинутой головы, чтобы точка исчезла и вы опустились бессильно на всю