Денис Родькин: “Совершенству нет предела”


В беседе с Voci dell’Opera премьер Большого театра Денис Родькин рассказал о любви к опере, классической музыке и советским фильмам, а также об особом отношении к прима-балерине Светлане Захаровой.

Летом прошлого года Вы были назначены премьером Большого театра. Скажите, что изменилось с тех пор? Стали ли к Вам по-другому относиться окружающие? Вы теперь чувствуете себя иначе?

Собственно, практически ничего не изменилось, потому что как раньше надо было выходить на сцену хорошо танцевать, так и теперь приходится это делать. Возраст для балета уже не молодой, но в то же время пока идёт самый пик.

Что изменилось, так это то, что стал танцевать только главные роли. Нет уже двоечек, троечек, четвёрочек. Недавно съездил в Лондон и там открыл гастроли. В статусе ведущего солиста был на гастролях в Японии. Меняется только ставка, а отношение к делу всегда остаётся одинаковым.

А зрители требуют от Вас чего-то большего?

Я знаю, что некоторые зрители рассуждают так: “давно пора успокоиться, всё-таки уже премьер”. Это неправильно, я считаю. Премьер — это только ставка, нельзя к ней относиться так, что вот, ты всего добился, можно уже ничего не делать.

Расскажите, какие новые партии появились в Вашем репертуаре за последнее время? Чем они для Вас особенные? Были ли какие-то сложности с их освоением?

В этому году — Солор, Базиль и Борис. Что касается партии Бориса в балете "Золотой век", которую я первый раз станцевал буквально пару дней назад, я лишний раз убедился, что хореография Григоровича очень сложна для мужчин. Не знаю, как я буду танцевать после 35 лет. Прыжок будет уже не тот, а мне кажется, моя данность в том, что когда я на полную прыгаю, на полную отдаюсь, тогда я и актёрски более наполнен. От меня, по большому счёту, никто не ожидал Базиля, но легла на меня эта партия довольно неплохо. Я танцую и получаю удовольствие на сцене. Партию Солора я уже танцевал на гастролях в других театрах, например, в Париже, поэтому для меня это прошло достаточно просто. Я даже не ощущал, что это дебют. Не было такого состояния после спектакля, что вот, прошла премьера, слава богу. Нет, это был спектакль, который я уже танцевал и который нужно сделать лучше, чем предыдущий.

Я, конечно, не могу не спросить про Юрия Николаевич Григоровича. Думаю, нашим читателям было бы интересно узнать, какой он в жизни? Допустим, в прошлогодней трансляции из Большого все видели, каким строгим и требовательным он был во время репетиции балета "Легенда о любви". Юрий Николаевич всегда такой?

Строгий и требовательный он был всегда, но сейчас уже, возможно, в силу своего возраста он стал мягче.

Да? Мягче всё-таки?