"Лю плачет, а я думаю о тебе..."


Творчество Розы Адер, австрийской певицы, жившей в первой половине XX века, незнакомо современным любителям оперы. Её голос даже в годы расцвета никогда не собирал залы восхищённых ценителей. Она пела в Ла Скала и Венской опере несколько сезонов, но не снискала ни славы, ни особого признания. Тем не менее, имя её не канет в реку безвременья и забвенья, навсегда оставшись на страницах истории музыки, увековеченное любовью последнего романтика Италии, великого Джакомо Пуччини. Он обожал "свою" Розу, восхищался её нежным, пусть и небольшим голосом, очаровывающим, окутывающим сладчайшими кремовыми оттенками. Он называл её своим сокровищем, последним утешением и всей своей жизнью. "Моя нежная Роза, единственная, кого я люблю. Как счастлив бы я был, если бы ты оказалась сейчас рядом со мной. Но я страдаю, ты так далеко... Как я хочу тебя увидеть! Я не могу забыть несколько часов в Венеции, проведённых рядом с тобой. Я вспоминаю наши встречи в мельчайших деталях, этим и живу, моя любимая Роза", — пишет он ей в одном из письме.

Роза Адер и Джакомо Пуччини впервые познакомились заочно, когда певица письменно попросила его об автографе. Композитор тотчас же прислал ей его, вежливо сопроводив письмо наилучшими пожеланиями дальнейших успехов в её певческой карьере. Через некоторое время Роза вновь написала ему, благодаря за любезность. В этот раз она приложила к письму две свои фотографии. Композитор был поражён её красотой, он сотни раз смотрел на её портрет и восклицал, как она хороша. Скорее всего, они встретились в Гамбурге в феврале 1921 года, где ставилась опера Пуччини "Триптих". Роза пела главную партию в "Сестре Анжелике". Режиссёр находил её пение недостаточно драматичным для этой роли, а вот мнение Пуччини было более благосклонным, хотя впоследствии и он отмечал, что финальные сцены давались исполнительнице тяжело. Уже в марте они не могли скрывать свои чувства. Единственное сохранившееся письмо того времени свидетельствует с откровенной ясностью: "Ты единственная в мире женщина, кого я люблю". Неизвестно, оставались ли их отношения платоническими или всё же были облечены в плоть и кровь, но они совершенно точно любили друг друга, правда, не могли быть вместе, так как жена композитора, Эльвира, омрачала его жизнь вспышками ревности и истерии. Пуччини постарался поспособствовать карьере Розы в Метрополитен Опера, но даже его слово мало что значило для Гатти-Казацца, который ответил на просьбы композитора отказом, отписавшись, что "певиц такого уровня и в стране, и в театре и так предостаточно".

Но её любил Пуччини, и он писал свою "Турандот", думая о ней. Именно для кремового голоса Розы создавал партию Лю. В образе милосердной, кроткой, нежной, но отважной и самоотверженной героини он рассказал о своём далёком идеале. "Я много сижу над "Турандот". Своей оперой я доволен. Это ты и моя любовь к тебе вдохновляют меня писать так хорошо", — читаем мы в одном из посланий. Работа над оперой усложнялась ухудшающимся здоровьем композитора и тягостными мыслями о "единственном сокровище", которое он потерял. "Моя дорогая Роза! Мне так больно, когда ты страдаешь, но я вынужден так поступать для твоего же блага. Неважно, что страдаю я. У тебя есть будущее, а со мной у тебя нет ничего. Я очень мало могу сделать для тебя, пойми... Нам лучше закончить всё это, остаться друзьями и время от времени обмениваться новостями. Ты ведь знаешь, я хочу для тебя самого лучшего. Ты привыкла к жизни яркой и красивой, а что будет у тебя со мной? Подумай об этом серьёзно. Мне так тяжело от того, что ты можешь быть несчастна. Мои либреттисты ещё не дали мне третье действие "Турандот", но я уже пишу. Лю плачет, а я думаю о тебе, моя бедная, моя хорошая, моя добрая Роза. Обожающий тебя, Джакомо". В 1924 году Роза вышла замуж, но переписка c композитором не прекращалась. Джакомо Пуччини написал более сотни страстных писем, обращённых