Ана Туразашвили: “Мы танцуем музыку...”


Тоненькая, изящная, большеглазая… она похожа на маленького оленёнка, счастливо резвящегося в изумрудных лесах солнечной Грузии. Или на большую яркую бабочку, что задумалась на мгновение в ложе любимого цветка – и вновь воспарила над переливающейся всеми оттенками поляной. В танце – сильфида, вилиса, фея, грациозная птица, мелодично струящаяся изгибами и линиями в луче света на сцене. Сегодня в интервью журналу Voci dell'Opera – солистка Большого театра Ана Туразашвили.

Ана, Вы всегда такая элегантная и утончённая. Вы аристократка? Может быть, грузинская княжна?

Во-первых, спасибо. Сама люблю элегантных людей и всегда восхищаюсь ими, но, увы, я не княжна, хотя часто об этом спрашивают. Моя фамилия – самая обычная фамилия в Грузии, но очень узкая, нас немного. Должна сказать, мода и стиль меня с детства очень интересовали.

Вы одевались в мамины наряды и устраивали дефиле?

Да, и такое бывало. Я любила наряжаться в длинные юбки мамы, чтобы это походило на балетный костюм.

Всегда ли Вы хотели танцевать?

Я была довольно скромным ребёнком, поэтому не брала инициативу танцевать с другими детьми, но любила это, когда была одна... Искусство балета мне всегда очень нравилось из-за лёгкости, необычности, красоты костюмов, причёсок, декораций.

Photographer Aleksandr Yakovlev

В одном из Ваших интервью я прочитала, что Вы мечтали о Большом театре, вдохновляясь примером Нины Ананиашвили и Николая Цискаридзе. Скажите, доводилось Вам общаться с ними? Может быть, работать?

Да, это так, я действительно очень вдохновлялась творчеством Нины и Коли. Я собирала их фотографии и интервью… и в итоге работала с обоими! Я два года танцевала в театре в Тбилиси под руководством Нины Ананиашвили, так что хорошо её знаю. А потом в Большом познакомилась с Николаем, ходила иногда на его классы. Что скажешь, легендарные личности...

Если бы не балет, кем бы Вы стали?

Если бы не балет, то что-то было бы связано с природой, или модой, или фотографией. Очень люблю творческую сторону моды!

Photographer Aleksandr Yakovlev

Балетоманы описывают Вас как танцовщицу с удивительными руками и уникальным, "поющим" телом. Вы знаете об этом? Как Вам удалось выделиться и стать узнаваемой на фоне большого количества прекрасных танцовщиц Большого театра?

Да, я слышала об этом. Хотя особо не посещаю форумы и сайты, где это обсуждают, но мне говорили об этом. Танец должен быть свободным, и это не просто, если вспомнить все наши балетные правила и ограничения. Но когда ты сама получаешь удовольствие, то и до зрителя дойдёт… Выделиться в самой большой труппе мира, конечно, непростая задача, но я даже в последней линии кордебалета старалась "танцевать". И, конечно, очень важно слушать мелодию. Мы же танцуем не просто ПОД МУЗЫКУ, мы ТАНЦУЕМ МУЗЫКУ.

Вы читаете критические статьи о себе? Не кажется ли Вам, что критиками становятся бесталанные люди?

Я стараюсь особо не обращать внимание на это... как Максимова говорила, злая критика разъедает душу, а добрая придаёт уверенности. Важно слушать замечания и пожелания педагога и коллег, и даже обычный зритель может подсказать что-то интересное. Я бы не сказала, что обязательно бесталанные, наверное, те, кому больше нечего делать, скорее всего.

О каких партиях Вы мечтаете?

Я очень люблю классический репертуар и неоклассику. Очень люблю Баланчина, но я бы хотела станцевать что-то новое. Моя мечта – создать спецпроект с талантливым хореографом и композитором высокого художественного качества, может быть, даже в новом формате... объединить несколько видов искусства, моду, может, даже архитектуру и современные технологии.

Какая героиня из тех, что Вы танцуете или хотели бы станцевать, больше всего похожа на Вас? Очевидный ответ, что Бэла. Так ли это?

С Бэлой меня многие ассоциируют. Наверное, это больше из-за внешнего сходства с героиней, поскольку по характеру я не совсем похожа на неё... Но это и есть дело артиста – найти в каждой партии что-то своё, сделать её своей. Как я уже сказала, думаю и надеюсь, что моя партия ещё ждет меня… ждет своего создания!

Ана Туразашвили в балете "Герой нашего времени"

Какие хореографы Вам нравятся? Почему? С кем бы Вы хотели поработать?

В танце я очень ценю музыкальность, ценю хореографов, которые смогли показать музыку в движениях. Конечно же, без Петипа искусство балета представить невозможно так же, как Большой без Юрия Григоровича. Его “Спартак”, “Легенда о любви” и “Щелкунчик” – как раз примеры совершенного слияния музыки и танца. И, конечно, стоит отметить мощь и величие его кордебалетных номеров! Много хорошего и гениального поставлено, но такие кордебалетные танцы пока что неповторимы. Также мастер в этом был Баланчин. Работы Форсайта всегда интригуют, и это хорошо. Мне также очень нравятся несколько постановок Уэйна МакГрегора. У него очень узнаваемый и при этом уникальный стиль движений, и в некоторых балетах это очень хорошо работает. Я сама никогда такое не исполняла, но, должно быть, это очень интересно. Мне всегда нравились отдельные номера и адажио Кристофера Уилдона. Я была приятно удивлена его полнометражным балетом “Алиса в стране чудес”. С ним тоже никогда не работала, но очень хотелось бы. А вот с Алексеем Ратманским мне посчастливилось поработать и не раз, чему я безмерно рада. Очень приятно танцевать его балеты, тем более, когда он сам показывает движения. Повторить это практически невозможно, потому что он их исполняет идеально и с абсолютной точностью, но мы стремимся! По пластике мне также нравится хореография Посохова. Он недавно ставил в Большом “Героя нашего времени”, и спектакль идёт с огромным успехом. Вообще сейчас такое время, когда очень приветствуются эксперименты во всех сферах, и в искусстве тоже. Это поощряет молодых хореографов не бояться и воплощать свои самые безумные фантазии на сцене. Например, на ум приходит Кристал Паит из Канады с её почти трансовыми, необычными постановками. Кстати, с ней я бы тоже с удовольствием поработала.

Photographer Aleksandr Yakovlev

Какие балеты Ваши любимые?

Любимый балет сложно назвать. Когда ты сама в этой профессии, уже по-другому смотришь... Хотя всегда стараюсь смотреть как просто зритель и получать удовольствие. Люблю и классику, и качественные современные постановки, люблю красоту на сцене и обязательно музыкальность!

Какие балерины и танцовщики Вас вдохновляют?

Меня вдохновляют талантливые люди, не только балетные артисты. С талантливыми людьми очень интересно, они же всегда непохожи на других, у них есть индивидуальность. Это люди, которые не побоялись выйти за рамки предложенного. Если конкретно нужны имена, то уже много лет я восхищаюсь балериной Люсией Лакарра, её свободой и красотой танца. Когда видишь и чувствуешь, что танцовщица сама получает огромное удовольствие от танца, это тебе тоже передаётся... Никогда не забуду “Болеро” Бежара в исполнении Николя Ле Риша! Даже словами сложно передать тот восторг, когда забываешь дышать. На самом деле, есть ещё много артистов с потрясающе сделанными ролями, с точным попаданием в образ. Есть и другие – с отменной техникой, с уникальным прыжком или актерским даром. Я это все очень ценю и всегда стараюсь найти в каждом артисте что-то хорошее, чем можно вдохновиться.

Вы мечтаете стать примой? Говорят, что об этом мечтают все танцовщицы с раннего детства.

В детстве я даже не знала, что есть такая иерархия в театре, но, конечно, все хотят быть на видном месте, быть в главной партии. Но, с другой стороны, можно ведь и не главные партии танцевать так, что зритель запомнит именно тебя!

Должна ли прима быть совершенной? Все ли известные Вам примы совершенны?

В идеале прима-балерина должна быть совершенной, держать уровень театра, к ней должны стремиться все артисты, как к эталону. Я помню, когда первый раз увидела Светлану Захарову в балетном классе, я поняла, к чему нужно стремиться. Конечно, совершенных людей не бывает, как и балерин, и примы тоже не исключение, но я не люблю заострять внимание на недостатках. Когда балерина ведёт трёхчасовой спектакль, могут быть разные моменты, но это в любом случае большой труд, огромная физическая и психологическая нагрузка.

Photographer Charles Thompson

Как стать идеалом?