Анастасия Лименько: “Артисты балета должны быть максимально универсальны”

Солистка Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, яркая и самобытная Анастасия Лименько рассказала Voci dell’Opera о трудностях профессии, развитии слуха, специфике современной хореографии, а также о месье Иллере и Юрии Николаевиче Григоровиче.

Анастасия, расскажите, пожалуйста, как из Белорусского государственного хореографического училища Вам посчастливилось попасть в МГАХ? Вас увидели на каком-то конкурсе и затем пригласили? Или всё было иначе?

Да, так и случилось. После пермского конкурса "Арабеск" меня заметили и пригласили в МГАХ. Родителям нелегко далось это решение: достаточно трудно отпустить своего ребёнка в другой город, пусть даже Москва недалеко от Минска. Первое время я тоже скучала, но потом меня настолько сильно поглотила учёба, что заняла всё моё время, мои силы и мысли.

Всегда ли Вы хотели танцевать?

Не могу сказать, что я всегда хотела танцевать. Меня всегда интересовало и до сих пор интересует очень многое. Уже в более старшем возрасте мир танца завладел мной.

Почему Вы выбрали именно балет?

Балет я не выбирала. В детстве у меня не было сформировано четкое понимание, чем я хочу заниматься. Решение отдать в балет принадлежит маме. До хореографического училища я занималась художественной гимнастикой, которую я тоже не выбирала. Уход из спорта был мотивирован его травмоопасностью. Также думаю, что, отдавая меня в балет, мама хотела реализовать свою мечту, благо, что я страстно полюбила эту профессию!

Вы помните, в каком возрасте впервые посмотрели балет? Каковы были Ваши впечатления? Какой спектакль это был?

Впервые я посмотрела балет, когда уже училась в колледже (БГХК), в 10 лет. Это был вечер балетов “Кармина Бурана” и “Кармен-сюита” (хореография Валентина Елизарьева). Меня больше всего впечатлило слияние музыки Карла Орфа и хореографии в первой сцене “Кармины Бураны”. А так воспоминания весьма расплывчатые.