Восточные сказки и закрытие фестиваля балета

 

 

Балет "Тысяча и одна ночь" Фикрета Амирова, показанный 30 апреля на сцене Воронежского театра оперы и балета, ошеломляющим вихрем промчался над зрительным залом, обозначив закрытие второго фестиваля "Воронежские звёзды мирового балета". Финальный аккорд этого ежегодного праздник классического танца получился ярким, запоминающимся и вселяющим надежду на дальнейшие приятные встречи с миром искусства.

Партию Шехерезады исполнила прима Чувашского театра оперы и балета Марианна Субботина, ориентальная внешность которой буквально обязывает балерину к исполнению героинь "рокового Востока". Роль Шехерезады в хореографии Наили Назировой госпожа Субботина станцевала впервые. Конечно, танцовщица уже была знакома с музыкой азербайджанского композитора Амирова, поскольку в Чувашском театре оперы и балета подобная постановка также существует, однако, в хореографии Давида Авдыша. Балерине показалось интересным освоить новый танцевальный язык героини: у Назировой он ближе к персидскому и иракскому фольклорному танцу, тогда как чувашская версия балета решена в вавилоно-ассирийском стиле.

 

 
Изменницу Нуриду танцевала Елизавета Щедрина, артистка Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. При всём уважении к танцовщице, избежать сравнения с Екатериной Любых, её педагогом и солисткой Воронежского театра оперы и балета, обычно исполняющей Нуриду, было невозможно (тем более, что Екатерина была замечена в партере среди зрителей). К сожалению, в Нуриде госпожи Щедриной не было ни гибкого стана, ни кантиленной пластики соблазнительницы, ни блистательных "шимми"в сцене оргии. Да и, кажется, эта роль не совсем подходит амплуа танцовщицы. 

Партия Шахрияра, обманутого царя, разочаровавшегося в любви, была исполнена Александром Литягиным, главным балетмейстером Воронежского театра оперы и балета. Его появления на сцене ныне редки: как мы знаем, господин Литягин несколько отошёл от танцевальных дел и всё больше времени посвящает реализации себя в качестве хореографа и организатора. Но, кажется, он скучает по сцене и всегда с удовольствием на неё возвращается. В данном спектакле господин Литягин показал, что значит, как я говорю, "танцевать спиной": не лицом и не бровями-домиком, а всем телом, виртуозным инструментом, превосходящим и скрипку, и рояль, рассказывать истории и рисовать характеры вместе с ворохом их чувств. Также стоит отметить хорошую форму танцовщика.

 

 
А вот форма некоторых представителей кордебалета, к сожалению, оставляет желать лучшего. В который раз вижу располневших мужчин в первом ряду танцовщиков в сцене в оргии. Ну разве это сколько-нибудь эротично? 

Девушки кордебалета, танцующие ночь, двигались слишком громко: на пальцах бесшумно, слава богу, а вот выходы — это просто беда. Понятно, когда шумят разбойники, а ночь должна опускаться на землю неслышно. Конечно, сложно добиться такого эффекта, когда на сцене около 30 балерин, но что делать?

 

 
Также возник вопрос о грамотном подборе танцовщиков для воплощения истории Девушки, Синдбада и Птицы Рухх. Дело в том, что невысокому и стройному Вадиму Мануковскому (Птица) очевидно трудно поднимать на поддержках статную Яну Черкашину (Девушку). Конечно, Птице и следует быть такой, во-первых, в соответствии с характеристиками персонажа, а, во-вторых, потому, что затем Синдбаду приходится поднимать Рухх. Тем не менее, хотелось бы, чтобы нашлось лучшее решение для этого момента.

Этот спектакль всегда вызывает бурный восторг у зрителей, и данный вечер не стал исключением. По окончании балета танцовщиков чествовали долгими аплодисментами и благодарили за доставленное удовольствие.

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.