“Эфирный” балетно-музыкальный вечер и дебют Закари Роджерса



7 октября 2021 года в арт-центре «Эфир» прошёл творческий вечер «BALLET. MUSIC. INSPIRATION» при участии артистов московских театров (МАМТ, Большого театра, МГАДМТ им. Н. Сац). Организаторами вечера выступили артисты балета: Борис Журилов (солист Музыкального театра К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко), Пётр Райков (ведущий солист МГАДМТ им. Н. Сац) и Вера Ленская.


Приятным бонусом для создания атмосферы стало участие в программе солиста симфонического оркестра «Русская филармония» Александра Забабуркина (виолончель) и артиста камерного оркестра Московской областной филармонии «Инструментальная капелла» Ильи Харланова (фортепиано). Живой аккомпанемент и инструментальные дуэты прекрасно дополнили общую танцевальную программу. А «Большой блестящий полонез», который открыл вечер, действительно удался блестяще!



Отдельного внимания заслуживает постановка солиста Московского академического «Музыкального театра К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко» Закари Роджерса «Luminescence» на музыку Дж. Гринвуда. Это весьма успешный дебют артиста в качестве хореографа и исполнителя: Закари и коллега по театру Лаура Фернандес-Громова сыграли двух влюблённых, которые полны света и любви и сияют подобно светлячкам. Более развёрнуто об этой постановке Закари рассказал нашему журналу в небольшом интервью. Его можно прочитать ниже.




Впечатлили номера Ивана Матвеева и Полины Сугидзаки — техничного, эстетичного дуэта. Артисты исполнили «Притяжение» (муз. Т. Ньюман, хор. Е. Тайшина) и лирическую «Элегию» на музыку Моцарта. До глубины души также тронул «Монолог» Алёны Ледях. Авторские стихи и хореография уводили зрителя за рамки привычного современного исполнения — очень гармоничная постановка. Хочется отметить потрясающий сольный номер Лауры Фернандес-Громовой, где неведомое существо, со скрюченными руками и гуттаперчевым телом, рассказывает свою глубокую историю. Получилось весьма убедительно.




Классическое адажио из балета «Золушка» исполнили ведущий солист МГАДМТ им. Н. Сац Пётр Райков и ведущая солистка одноимённого театра — Феличия Русу. Понятный, нежный дуэт на музыку гениального Сергея Прокофьева. Из чистой классики также был показан номер «Призрачный бал» (хор. Д. Брянцева) под живой аккомпанемент пианиста Ильи Харланова, где вышли солисты театра Станиславского, прекрасно станцованные и гармоничные, Ольга Сизых и Александр Селезнёв.



Мы немного поговорили с Закари Роджерсом о том, как он пришёл к осознанию себя «хореографом», как родилась идея номера, какие планы строит себе артист на будущее и что его вдохновляет. Приятного чтения!



Как ты раскрыл в себе хореографа? Это очень круто, я тебя поздравляю! Как ты к этому пришел?


Этот номер («Luminescence») я создал в Праге 3 года назад. Был организован вечер, к которому артистами балетной труппы ставились номера. Я решил сделать дуэт, потому что когда я представляю себя как хореографа, я всегда вижу это в дуэтах.


Я тоже больше люблю дуэты. Я занимаюсь балетом как любитель и если выбирать между станком и дуэтом выберу последнее. Прям до мурашек…


Да, потому что в этом столько возможностей сделать что-то действительно интересное. Так вот, я создавал свой номер на артистов Национального театра Праги. У меня тогда была травма, я работал только как хореограф и не занимался сам, примерно два месяца. Поэтому мне было очень приятно, что я мог работать хоть как-то. Это был очень насыщенный, интересный опыт.


Не вышел из формы за это время?


Да, вышел! (смеётся) И вот я услышал музыку из фильма «Призрачная нить», очень хорошая музыка там, я влюбился сразу. И захотел что-то поставить на неё. Мой номер называется «Luminescence», на русском, наверное, переводится как «Свечение». Для меня история номера проста: когда пара влюблена, в самом начале, то они светятся. Я хотел это показать.



А что с костюмами? Шили, арендовали?


Я выбрал из склада в Праге, были сначала совсем другие. У мужчины: белое трико и рубашка, у девушки: белое платье. Хотел телесное, но не смог найти.


Ты уже где-то танцевал этот номер кроме Праги?


Нет, я первый раз сегодня буду танцевать с Лаурой. И в Праге был всего один показ, там танцевал не я, а другие артисты. Когда Петя (Пётр Райков, соорганизатор проекта «Ballet Gala») и Боря (Борис Журилов, соорганизатор проекта «Ballet Gala», солист МАМТ) меня пригласили выступить в проекте, я подумал, что пора танцевать свой номер. Лаура, конечно, великолепна. Я сразу подумал, что нам будет хорошо танцевать вместе.


Сколько репетировали по времени?


Две недели, может быть, чуть больше.


Быстро. Высокий профессионализм!


Да, мы нашли время репетировать в театре, когда залы освобождались.


А когда ты понял, что хочешь ставить? Мне кажется, к этому приходят осознанно, через какой-то личный опыт.


Рано. Ещё в школе я что-то ставил, мне было 14-15 лет. Я такой эстет, наверное, не могу сказать, что я очень талантливый хореограф. Я просто люблю, чтобы всё было сделано красиво, люблю слушать красивую музыку и всегда думаю в этот момент о движениях. Я всегда думаю о балеринах! И, конечно, с мужчиной у неё гораздо больше возможностей, что можно сделать. Меня вдохновляет Джон Ноймайер, Джон Кранко, Джордж Баланчин, Джером Роббинс, Жан Майо.


Обожаю «Даму с камелиями» Ноймайера, до слёз просто.


Самый любимый мой балет. Там такие дуэты, балет идёт как фильм — это просто шедевр. А платья какие! Я бы очень хотел ставить что-то на музыку Шопена, я его тоже очень люблю. Но пока у меня есть ещё один трек из фильма «Призрачная нить», на который я тоже хотел бы что-то поставить.


То есть нам всем нужно затаиться и ждать?


Да, наверное, будет вторая часть моей постановки. Это будет глубже, что-то более эмоциональное.


Планируешь ли ты везти куда-нибудь свои номера? Например, в Европу или Америку.


Пока не планирую, но если будет возможность, то я бы подумал. Возможно, я бы хотел что-то новое сначала поставить. Не уверен насчёт целого балета, я пока недостаточно опытен. Не знаю, я чувствую себя пока как танцовщик, который «что-то поставил». После танцевальной карьеры я бы хотел стать педагогом в театре.



 

Текст: Нина Тесейко