Баланчин/Форсайт/Сигал в Берлине


4 мая в Берлине состоялась очередная балетная премьера сезона: на сцене театра Staatsoper Unter den Linden зрители увидели одноактные балеты Баланчина, Форсайта и Сигала.

Вечер открылся "Темой с вариациями" Джорджа Баланчина - балетом, который, как писал хореограф, был призван "воскресить тот великий период в истории классического танца, когда русский балет процветал благодаря волшебной музыке Чайковского". По словам Анны Галайды, еще 40 лет назад имя Баланчина было своеобразным определяющим для всего "бессодержательного, безыдейного и внешне красивого", сегодня же его творчество рассматривают через призму приверженности Баланчина идеям русского императорского балета, прежде всего, Петипа. "Тема с вариациями", наверное, один из тех балетов в творчестве хореографа, где влияние Мариуса Ивановича и его эпохи наиболее заметно. Développés и balancés солистки в выходе с кордебалетом, кажется, вдохновлены "Спящей красавицей", а финальный полонез всех танцовщиков напоминает сцены из "Пахиты" или "Раймонды".

В этом балете Баланчина, кажется, нет ничего сложного и сколь бы то ни было виртуозно-вычурного: для солирующей пары - простые pas de chats, pirouettes, battements tendu и ronds de jambe, однако за этой простотой и скрыта истинная красота русского балета, заключенная в чистоте позиций, плавности переходов и связок, в изяществе и некой духовности, которая истекает из каждого па "поющего" тела. Премьеры театра Мария Кочеткова и Даниил Симкин, будучи эталонными представителями русской школы балета, продемонстрировали блестящую технику и мастерство. Даниил Симкин, как обычно, "летал над сценой", а Мария была легкой и эфемерной, как и ее героиня Сильфида, которую балерина недавно танцевала в Берлине. Единственное замечание: кордебалет в ростовом соотношении значительно превосходил солистов, что несколько портило впечатление от "узорных" построений в сценах с ансамблем.

Второе отделение вечера открылось балетом Уильяма Форсайта "Вторая деталь", который после успеха "Там, где висят золотые вишни" в Парижской опере также был поставлен на музыку Тома Виллемса. В отличие от тяжелого, напряженного, жесткого технозвучания "Вишен", балет "Вторая деталь" более жизнерадостен, игрив и даже юмористичен. Форсайт увидел в партитуре к нему "фанк, свинг и настоящую танцевальность". Балет бессюжетен, но многие критики интерпретируют его как гимн балетной геометричной формальности, "точечности", которую разрушает появление женщины в платье от Исси Мияке, несущей в себе хаос модерна.

Алексей Мирошниченко отмечал, что в балете "Вторая деталь" видно, "как Форсайт синтезировал классическую традицию пуантного танца с новаторскими идеями основоположника направления "модерн" Рудольфа Лабана и окрасил все в свой цвет". "Вторая деталь" представляется мне балетом, который должен исполняться техничными, прекрасно сложенными танцовщиками, способными слышать музыку и ее акценты и правильно их расставлять. В этотм плане хочется отметить Йоланду Корреа, Аурору Дики, Аери Ким, Ксению Виест, Веронику Фродыму. К сожалению, ложкой дегтя стали именно пропорции тела, испорченные, на мой взгляд, не совсем удачными костюмами. Светлые обтягивающие трико и верх с высоким горлом подчеркнули все недостатки танцовщиков: коротковатую шею или ноги, слишком развитую мускулатуру или выдающуюся грудь.