Два спектакля VII-го Международного фестиваля балета в Кремле


Премьеры Мариинского театра Екатерина Кондаурова и Тимур Аскеров выступили на седьмом Кремлевском фестивале в «Баядерке». Их дуэт «плыл» по волнам спектакля в полной синхронности взлетов и неудач. Оба были красивы в первом акте специфически балетной красотой, слегка отстраненной, статуарной, но идущей к мелодраме XIX века. Оба стушевались в финале второго действия (в Кремле оно не отделяется антрактом от первого). Оба профессионально отработали классику «Теней». Оба в апофеозе вернулись к приподнято-театральному стилю начальных сцен.

Солор Аскерова вылетел из кулисы в прыжке – не героическом, но правильном и легком, задавшем тон зрелищу, рассчитанному на эстетическое, а не эмоциональное восприятие. Никия Кондауровой ничем не поразила при появлении из храма. Спали сложенные на плечах руки, и спали глаза на спокойном лице. Но вот заиграла флейта, и танец полился в строгой последовательности соразмерных фраз, ни разу не отступивших от классического канона, высвечивавших его знакомую красоту. Влюбленные встретились у священного огня. Солор торжественно склонился перед Никией, Никия медленно опустила голову в ответ. И он, и она жили под светом театральной рампы, подобные прекрасным статуям, пришедшим в движение, чтобы разыграть свою историю перед зрителями. Все то же самое продолжилось во дворце. Там, узнав о свадьбе с Гамзатти, сдержанно выражал борьбу долга и чувства Солор, а задрапированная голубой тогой Никия вызывала в памяти рассказы о Жорж и Рашели – французских трагических актрисах XIX века.

Излишняя сдержанность (или, возможно, желание артистов сыграть «тихо» то, что по смыслу требует «громкой» подачи) смазали сцену смерти укушенной змеей баядерки. В отсутствии темпераментной игры она потеряла весь эффект. Герой Аскерова волей случая покинул свой пьедестал в последнем акте. На огромном восточном диване, выстроенном декораторами «Кремлевского балета», он не мог сделать ничего другого, кроме как забиться в угол и беспомощно грустить о потерянном счастье. Выверенное мастерство обоих танцовщиков снова вступило в свои права в «Тенях», и в конце Никия и Солор уже навсегда застыли в неподвижности на фоне гималайских вершин.

«Баядерка» с мариинцами не пробрала до глубины души. Но это был красивый спектакль, который однозначно имело смысл увидеть.

Полина Семионова приехала на фестиваль второй раз подряд. В прошлом году она станцевала «Баядерку», в этом – «Лебединое озеро». Вместе ней из Берлина прибыл ее партнер Алехандро Виреллес. Выступление началось у обоих не без проблем. В первой картине принц Виреллеса мимировал с забавной старательностью, изредка путаясь в том, к кому из многочисленных персонажей московской редакции надлежит обратиться. Семионова в дуэте встречи обнаружила больше испуга, чем можно было принять в ее статном лебеде, однако секунды спустя овладела собою и сценой, заставив откинуть любые сомнения в отношении своей Одетты.