Мир, дружба, Сергей Полунин: "Глобальные ценности" в Севастополе



23-25 июля на сцене Севастопольского академического театра им. Луначарского прошел летний фестиваль Глобальные ценности, в рамках которого выступили студенты Академии танца Бориса Эйфмана и Сергей Полунин.


Организатором фестиваля выступил образовательный проект "Школы Иннопрактики и Русских сезонов", целью которого является межкультурный диалог. Состав участников был максимально международный: хореографы из России (Константин Кейхель, Владимир Варнава, Олег Габышев, Наталья Каспарова), Италии (Джулия Роверси), Венгрии (Балаш Бараньян), Бразилии (Дэвидсон Хеглин Фэриас) и Тайваня (Шанг-Джен Юан) работали не только с русскими студентами Академии, но и с артистами из Индии, Австрии, Дании, Великобритании, Филиппин, США и Тринидад и Тобаго. Зарубежные участники должны были познакомиться с русской культурой и традициями, а русские – перенять и впитать зарубежный опыт. Результатом культурного обмена стал вечер из 8 хореографических номеров, срежиссированный Борисом Эйфманом.


Как и заявлено в названии фестиваля, учащиеся танцевали о глобальных ценностях – любви, духовном совершенствовании, ориентирах и маяках, разнице между индивидуальным и коллективным. Разница в технических данных студентов из разных стран была колоссальна и очевидна, русские во многом превосходили своих зарубежных коллег – и в амплитуде, и в свободе движений, и в дисциплине тела, и в уверенности. Но при этом на сцене вовсе не было конкуренции, и благодаря режиссуре гала-концерта в зале царила атмосфера дружбы, поддержки и всеобъединяющего торжества, будто это не отчетник международной культурной программы, а Рождественский вечер в Кремлевском дворце с участием звезд балета.


Ключевым элементом оформления каждого номера стало визуальное (видео и свет) сопровождение. Кого-то оно откровенно спасало, перетягивая внимание с не очень опытных и устойчивых учащихся на завораживающие игры света и цвета, а другим, более сильным, номерам добавляло еще больше глубины и атмосферы, превращая композиции в настоящие мини-спектакли, как, например, зрелищный номер "На грани восприятия" тайваньского хореографа Шанг-Джена Юана.



В антракте мне удалось быстро спросить Шанг-Джена Юана о работе с русскими студентами, и он только подтвердил впечатление о высоком уровне подготовки русских студентов: "Когда мы начали работать, мы были друг для друга совершенно незнакомыми людьми, но я сразу заметил, что они очень способны не только в физическом плане, но и умственно. Они довольно зрелые для своего возраста, им же не больше 17 лет. Они оказались даже более одарёнными, чем я ожидал, и в итоге не только я толкал их вперед, но и они меня". Показательно и то, что несколько выпускников Академии танца Бориса Эйфмана с этого года уже работают в ведущих московских театрах.



И всё же большинство зрителей пришло ради второго отделения вечера, в котором Сергей Полунин представил премьеру одноактного балета "Bolero". Идея балета в том, что "каждый способен дарить свою энергию другим, стоит лишь найти её источник внутри себя и почувствовать связь со Вселенной".

По признанию хореографа Росса Фредди Рэя, его восхищает, что Полунин не перестает двигаться целых 17 минут, что артист не поддавался на предложения упростить хореографию и решил бросить вызов собственной выносливости. Полунин действительно пребывает в движении всё это время, но довольно самонадеянно было называть показанную хореографию вызовом, потому что первая половина произведения неприкрыто цитирует "Болеро" Мориса Бежара, а вторая относит к страстной беготне в духе "Take me to church".


Покачивание бедрами, плавные руки, вздымающиеся из-под темных атласных одежд, которые скрывают всю верхнюю часть тела "загадочного" персонажа... Загадка пропадает вместе с лоскутами накидки, и на сцене остается Сергей Полунин, танцующий сам себя где-то шестилетней давности. Завершив оммаж Бежару, Полунин с нарастающим неистовством начинает разбегаться по сцене, не меняя при этом своё знаменитое выражение лица "танцующий берсерк", отражающее всю боль и протест против балета. Визуальное сопровождение Теуна ван дер Зала окунает сцену в клубы рубиново-ультрамаринового дыма, а лазерные лучи то и дело окружают танцовщика то как прутья клетки, то как призма, поглотившая желанный луч.



Танец Полунина построен на контрасте: бунт здесь сочетается с какой-то практически дягилевской усталостью и негой в духе Нижинского. Герой Полунина то красуется, выставляя вперед кисти рук или делая пике, то внезапно отходит к заднику и разбегается, чтобы вот-вот перепрыгнуть через сцену, но вдруг отпускает напряжение и делает всё будто в полноги. Небрежные ранверсе и упавшая на бок голова будто отсылают к графу Альберту, которого уже почти до смерти затанцевала грозная Мирта. А потом всё повторяется вновь: самолюбование, нарастающая страсть, упадок – и так до самого кульминационного момента в великой музыке Равеля. Было ли это красиво? Безусловно. Имел ли балет какую-то высокую художественную ценность? Вряд ли.



Своё фирменное выражение лица Полунин отточил где-то во времена "Майерлинга" в театре им. Станиславского и Немировича-Данченко. Кронпринц Рудольф был его коронной партией, в которой он гениально делал всё: и исполнял сложную хореографию Макмиллана, и доводил до дрожи зал своими убедительными страданиями от любви и наркотиков. Его герой застреливался в знак протеста против всего монаршего мира с его закулисными романами, подковёрными играми, неискренностью и расчетливостью.


Москва также до сих пор помнит знаменитый балет "Жизель" с Натальей Осиповой в июне 2015 года, когда Полунин исполнял роль графа Альберта с бритой почти наголо головой, создав шокирующий образ раскаявшегося солдата, готового принять смерть от виллис.


Но против чего протестует на сцене нынешний Сергей Полунин, и.о. ректора Академии хореографии в Севастополе, отец, семьянин и востребованный шоумен, чьё имя уже давно работает на него без его явного вмешательства?


В концепцию "Bolero" заложен поиск идеалов и источника энергии во имя связи со всем сущим, и Сергей Полунин ищет эти новые идеалы с помощью своего старого арсенала беспокойных ассамбле, сиссонов, заломанных рук и полных глубокой печали глаз. К сожалению, несмотря на долгую работу над собственным именем, разнообразием ролей, от которых Полунин отказался, и беспокойного поиска своего места в мире балета, артист в итоге стал заложником образа в своем же клипе на YouTube, набравшем к настоящему моменту уже почти 30 миллионов просмотров. Остается только пожелать, чтобы танцовщик,, променявший все театры на творческую свободу, не променял окончательно свою врожденную гениальность на вальяжное самоцитирование и нашел, наконец, заявленные идеалы.



 

Текст: Арина Ильина