Мемуары гейши от Александры Куржак в Staatsoper Unter den Linden



29 августа берлинский театр Staatsoper Unter den Linden открыл новый сезон оперой "Мадам Баттерфляй". В возобновлении постановки участвовала звездная пара: Александра Куржак и Роберто Аланья, которые исполнили главные партии в шедевре Пуччини.


Спектакль Айке Грамсс носит классический характер и не отличается никакими модерновыми выкрутасами. Эстетически приятная картинка с романтичным звездным небом, белоснежным свадебным кимоно, ароматным цветами, которыми героиня украшает свой дом, - эта фейковая идиллия предстает фоном разворачивающейся на наших глазах трагедии.



Я никогда не видела Александру Куржак ранее на сцене и не могу прокомментировать ее иные образы, однако роль юной Чио-чио-сан безусловно подходит певице и по амплуа, и по голосу и является ее безусловным успехом. Во время спектакля ее движения, жесты, поступь, реакции и некая "кавайность" облика создавали впечатление, что перед нами живет и умирает настоящая японка начала XX века, свято верящая в нерушимость брака на 999 лет и преданно ожидающая своего мужа из несколько затянувшегося вояжа. Конечно, работа с режиссером помогает певцам найти те самые позировки, которые без слов дают нам понять, что героиня смущена, жесты, чтобы выразить затаенное желание, и умение грамотно расставить акценты в музыке, однако не следует отрицать большую работу над образом самого артиста.



Также нельзя не отметить юность героини Куржак. Ее Чио-чио-сан как раз тот случай, когда даже пришедшие в первый раз зрители не будут задаваться вопросом, цитируя Николая Цискаридзе: "Почему эта пышущая здоровьем женщина изображает умирающую Виолетту?" Нежный лирический голос певицы, умение передавать динамику чувств и эмоций, а также владение собственным телом помогли создать достоверный образ, вызывающий сочувствие. Стоит сказать, что голос Александры порой был недостаточно ярок, насыщен и отдавал сипением, однако, в целом, неприятных звуков в ее исполнении было очень мало.



Я часто читаю отзывы наших современников о том, что Роберто Аланье пора на пенсию и стоит завязать с оперным репертуаром, однако после того, как я услышала его вживую, подобные комментарии вызывают у меня большие вопросы. С самых первых музыкальных фраз, спетых глубоким, насыщенным голосом на опоре, тенор заявил о себе как о профессионале высокого класса. Да и на протяжении всей оперы, которую он провел очень стабильно и достойно, не было никаких помарок или явно вопиющих моментов. Пожалуй, верхние ноты были несколько напряжены, однако это частая проблема современных певцов, а потому не будем излишне суровы.