Аляповатая “Кармен” в Гамбурге



9 октября в Гамбургской опере завершился премьерный цикл показов "Кармен" в постановке Герберта Фритша. Следующие спектакли можно будет увидеть на сцене театра только в мае будущего года.


Желание посмотреть новую постановку известной оперы "с чистого листа", без предварительного изучения концепции и творчества режиссера, в данном случае сыграло со мной злую шутку. Да, все мы знаем о том, что формально Бизе обозначил свое творение как комическую оперу, однако эта категоризация никак не описывает истинный жанр этого произведения. "Кармен" была впервые представлена в Opéra-Comique в Париже, театре для среднего класса, с желанием осветить проблемы обычных людей посредством танцев, музыки и, что важно, разговорных диалогов в противовес элитным большим операм театра Opéra Garnier. Обозначение "Кармен" как комической оперы было сделано, чтобы вписать ее в общую картину мира на тот момент времени, но вовсе не для того, чтобы потешаться над ее героями.




Режиссер Герберт Фритш пошел противоположным путем, поэтому в его спектакле нам встретятся бьющие яркими цветами всей палитры костюмы, отдаленно напоминающие испанские, но производящие впечатление некоторой культурной апроприации; яркий макияж и преувеличенно вычурные прически главных героев (что делает Кармен похожей на трансгендера, а Эскамильо на персонажа из комиксов); общее ощущение аляповатости и отсутствия вкуса, а также некая неоприятность сценического действия, раздражающе действующая на психику. Лишь Микаэла в этом ряду осталась более-менее девственно нетронутой, хотя и столь же гротескной.


В начальных сценах спектакля действия героев кажутся кукольными, игровыми и нелепыми, как будто мы наблюдаем за картонными карикатурными персонажами из смешной книги или комедии. К концу оперы гротеск постепенно исчезает, и герои становятся более настоящими и естественными.



Подобная концепция спектакля обязала певцов к более активной жестикуляции, работе с лицом и более вычурным движениям. Думается, вследствие этого Мария Катаева (Кармен) не вступила вовремя в своей выходной арии "Хабанера" и исполнила ее довольно тяжело. В последующих сценах певица исправила эту досадную неприятность и была замечательной Кармен, владеющей своим голосом по максимуму. Она легко озвучивала зал, звучала ровно и уверенно, однако не могу сказать, что ее голос приятен и чарует нас своей бархатистой глубиной. Скорее, Мария обладает чувственным и страстным меццо, которое завоевывает сердца напором, стабильностью и эмоциональностью, что, собственно, мы и ожидаем от Кармен.



Лучшей сценой Марии безусловно стал испанский танец и сегидилья в трактире. Певица двигалась и пела с замечательным артистизмом. Также великолепно владея кастаньетами, меццо-сопрано исполняла свой танец для Жозе. Удивительно, как ей удалось так профессионально исполнить фламенко. Прекрасными эпизодами вечера также стали сцена с картами и финальная встреча с бывшим любовником. Здесь Мария, вобрав в себя всю суть свободной души Кармен, гордо и твердо противостояла уговорам Жозе.



Дон Жозе в исполнении Томислава Мужека был и мягким, и страстным одновременно, как и положено этому лирическому герою, который в отчаянии способен на преступные вещи. Арию с цветком и финальную сцену можно назвать весьма успешными, хотя в других сценах певец исполнял музыкальный материал героя с некоторым напряжением и крикливыми верхними нотами.



Эскамильо в исполнении Костаса Сморигинаса звучал глуховато и недостаточно полетно, чего мне очень не хватило в образе смелого тореодора. Его фразы не звучали бравурно, в них не хватало эмоций и динамики.



Микаэла в исполнении Элбениты Кажтази стала одним из самых приятных открытий вечера. Как правило, я не люблю эту героиню и ее музыкальный материал, но певица изменила мое мнение. Необыкновенно нежная героиня с очень мягким и теплым голосом в сочетании с такой же романтической внешностью была отрадой для глаз и ушей в данной постановке.


Детские хоры также стали отдохновением для души на фоне буйства красок и суеты на сцене.


В целом, стоит сказать, что премьера удалась. Конфликт протагонистов был раскрыт здесь сполна, а некоторые элементы взаимодействия героев открыли новые грани их отношений. Если в начале оперы хочется раздражаться по поводу темперамента Кармен и её очевидных манипуляций, то ближе к концу оперы всем становится ясно, что даже не смотря на это, никто не имеет право отнимать жизнь другого человека – именно это безусловная истина нашего времени.



 

Фотографии: Brinkhoff/Mögenburg, Hamburg Staatsoper