Не Рождественский Гала

 

Красавец Роберто Болле, изображенный на афише в изящном полёте, обещал зрителям неповторимый вечер, полный страсти. Увы, Кремль блефовал.

 

В этом году Christmas Gala был посвящен Екатерине Максимовой. 1 февраля — в ее день рождения — дань памяти великой балерине отдал Большой театр, а 17 декабря Кремлевский дворец закольцевал 80-летний юбилей звезды, завершив таким образом 2019 год на той же ностальгической ноте.

 

Тон вечеру задал Владимир Васильев, начавший вступительное слово со своего стихотворения, посвященного Максимовой:

 

"Цепочка дней,

часов,

ночей.

Цепочка лет,

десятилетий

Связала нас одной судьбой.

И все, что сделано тобой

И мной на этом свете

Нерасторжимо,

Все прочней и тверже,

И надежней взаимосвязь.

И звенья эти -

Не распрямить,

Не расковать,

Не разогнуть,

Не разорвать.

А только дальше продолжать

И быть за все в ответе".


 

Перед стихотворением был показан видеоклип с нарезкой лучших театральных и киноролей Кати, как нежно называет Максимову Владимир Васильев и вся Москва. Видео под музыку "Тарантеллы" из балета "Анюта" мастерски окунуло огромный зал Большого Кремлевского Дворца в тепло воспоминаний и добавило торжественности всему происходящему. Васильев, тем временем, объяснил, что "этот вечер – звено в нескончаемой цепи замечательных артистов балета", и отметил, что "всегда важен эталон".

 

 

Вообще, рождественские балетные концерты в Кремле давно стали традицией для многих москвичей. Всех подкупает возможность увидеть за один вечер лучших представителей главных столичных театров и приглашенных звезд мировой сцены, поэтому зал на 6000 человек всегда заполняется практически под завязку. Но именно это достоинство постепенно стало одним из главных разочарований кремлевских гала: из года в год в Кремле появляются одни и те же артисты, исполняющие номера, которые кочуют из концерта в концерт. Неизменные па-де-де из "Раймонды", "Дон Кихота" и "Щелкунчика" стирают границы между Рождественскими гала и Юбилейными концертами Андриса Лиепы, а постоянные участники балетных вечеров уже вполне смотрятся как отдельная труппа.

 

 

"И мне бы очень хотелось, чтобы артисты – одни из самых лучших в мире на сегодня – танцевали, вдохновленные предыдущими поколениями великих артистов, и танцевали не хуже", – подытожил Васильев. "Все гала концерты, которые были и будут, оправданы только одним: нужно самое высокое качество".

 

Но с качеством у кремлевских гала всегда всё было неплохо – всё-таки организаторы держат марку и действительно приглашают выступать больших профессионалов. А вот с режиссурой дела обстоят гораздо печальнее.

 

Так, рождественский концерт оказался минимально рождественским, а о посвящении Екатерине Максимовой забылось уже после третьего номера концерта. И если вариация Феи Драже в конце первого акта еще как-то держала эти два повода вместе, то второй акт пошел по совершенно иной траектории, оставив и новогоднее настроение, и ностальгию где-то за поворотом.

 

Вечер открылся отрывком из фильма-балета "Фрагменты одной биографии" в исполнении Натальи Сомовой и Георги Смилевски. И так не самый яркий номер, поставленный Владимиром Васильевым, здесь смотрелся скромно и бледно, хоть и был исполнен с чувством стиля, видимым старанием и фирменным достоинством премьеров театра Станиславского и Немировича-Данченко (которые позже намного удачнее станцевали свой "родной" отрывок из "Призрачного бала"). То, что органично ложилось на Васильева и Максимову в 1985 году, на "чужих" артистах в 2019 году сидело не в пору.

 

 

То же можно сказать про "Тарантеллу" из "Анюты", которую Кристина Кретова станцевала максимально сдержанно и скромно. Кокетливость, игривость и хулиганство Максимовой оказались совершенно недосягаемыми высотами, от этого номер "прозвучал" глухо и невкусно. Адажио из той же "Анюты" в исполнении Евгении Образцовой и Артемия Белякова смотрелось куда легче, но лишь за счет того, что и Образцова, и Беляков — абсолютно гармоничны в романтических партиях.

 

 

После хореографии Владимира Васильева в исполнении московских артистов на сцене появилась первая зарубежная звезда Полина Семионова, которая, по сути, оригинально тоже "наша", да и в Кремле выступает практически каждый год на фестивале балета. Адажио из "Спартака" вместе с Иваном Зайцевым, однако, не показало приму Берлинского балета с выгодной стороны. Вымученная хореография Григория Ковтуна изобиловала рваной сменой позиций в пространстве, совершенно лишенными логики и смысла акробатическими поддержками и неоправданной драмой в мимике, а нелепый фон с нарисованным римским храмом в плывущем космосе делал номер похожим на любительский отчетник.

 

Этот же дуэт открывал второй акт номером "Без слов" (для фона всё же иронично выбрали изображение со словами), но после долгожданного па-де-де из "Щелкунчика" (Денис Родькин и Нина Капцова) балет Начо Дуато сильно проигрывал классике и потому прошел незамеченным, несмотря на красоту исполнителей.

 

 

Заявленный и долгожданный Роберто Болле появился на сцене дважды. В первом акте он станцевал номер Рассела Малифанта "Два", но здесь всех ожидал "сюрприз": в этой хореографии Болле совсем не сходит с места, так что обещанных полетов не случилось. На совершенно тёмной сцене Роберто Болле в квадрате света, падающем на него сверху, делал пор-де-бра и физкультурно играл мышцами под драматическую электронную музыку. И номер, и сам Роберто Болле были очень сексуальными, но гораздо выгоднее бы смотрелись в более камерном пространстве, а не на многотысячной площадке.

 

 

Второй номер, в котором вышел Болле, тоже не дал артисту развернуться, и тут уже закралась мысль, что разворачиваться-то он и не собирался изначально. "Серенада" из балета "Кантата" Мауро Бигонцетти, повествующая об итальянской страсти, разрушительной и необузданной, истеричной и возбуждающей, стала монологом для солистки (Полины Семионовой), а солисту оставила лишь участь "транспортировщика". Болле оперативно и четко ловил Семионову, безбашенно бросающуюся ему в объятия, но не сделал ни одного танцевального па. Таким образом, присутствие прекрасного премьера La Scala и ABT на сцене Кремля оказалось совершенно призрачным и не оправдало ожиданий публики.

 

 

Зато невозможно было не заметить Ивана Васильева, который рядом с красавцем Роберто смотрелся гротескной карикатурой из-за своих уже неприличных далеких от балета форм и неизменной любовью к прыжковым "спецэффектам". Премьер Михайловского театра представил вместе с Кристиной Кретовой отрывок из своего нового балетного блокбастера "Дракула. Начало".

 

 

Как ни странно, в антураж этого гала номер Васильева вписался идеально: к этому моменту гала исчерпал и дух рождества, и ностальгию по эталонной Максимовой, поэтому пафосная подача, незамысловатая хореография и попсовая музыка вкупе с твердой решительностью и пробивной уверенностью дуэта в каждом действии привели публику в полный экстаз.

 

Не менее слабый эффект (скорее даже более сильный и однозначно более заслуженный) произвели зажигательные Владислав Лантратов и Екатерина Крысанова в дуэте из обожаемого зрителями балета "Укрощение строптивой" Жана-Кристофа Майо. Лантратов, получивший в апреле серьезную травму, только 13 декабря вернулся на сцену в "Кармен-сюите" и уже 17 числа отыгрывал своего Петруччо с неконтролируемой отдачей, накопившейся за 9 месяцев на больничном.

 

 

Закрывали торжественное событие Евгения Образцова и Артемий Беляков неизменным па-де-де из "Дон Кихота". Качество, которое Владимир Васильев поставил во главу гала, не вызывало сомнений, артисты были на высоте, явив чистоту и элегантность московского стиля.

 

 

Но на выходе из Большого Кремлевского Дворца всё-таки всплывало чувство разочарования и скуки. И потому, что среди 15 "мировых" звезд аж 11 были местными московскими, которые ничем не удивили, а единственный "настоящий" иностранец Роберто Болле танцевал лишь на архивном фото на буклете. И потому, что у вечера совсем не было цельной концепции, а режиссерская задумка рассыпалась еще в середине первого акта. И потому, что записанная музыка в колонках звучала грязно, а фон для номеров был подобран совершенно безвкусно. Поэтому практически всё, чем Кремль завлек зрителя в этот вечер, оказалось обманом и совершенно не стало ни праздником, ни вечером памяти, ни событием международного уровня.

Фотографии: Москва 24/Лидия Широнина и Александра Судьбина; Елена Пушкина; Елена Фетисова/Большой театр

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.