Старые танцы о главном: "Рождественская история" Ивана Васильева


В конце декабря почти у каждого в душе волей-неволей просыпается особое настроение в предвкушении праздников. Новогодние представления давно стали неотъемлемой частью праздничных гуляний, а всевозможные ёлки, концерты, утренники и шоу обещают незабываемые впечатления на любой вкус. Балетные представления тоже не ограничиваются одним «Щелкунчиком»: 19 декабря Иван Васильев, премьер Михайловского театра, с недавнего времени пробующий себя в качестве хореографа, показал в Москве свою новогоднюю постановку.

Выбор пал на повесть Чарльза Диккенса «Рождественская песнь», по мотивам которой в 2016 году Иван поставил двухактный балет «Рождественская история» и сыграл в нём главную роль. Все остальные 15 партий распределились между артистами Михайловского театра и маленьким 8-летним Мишей Зайцевым, сыгравшим Скруджа в детстве, а также мальчика Тимми. В Москву этот спектакль приехал впервые и был показан на сцене Кремлевского дворца.

«Рождественская песнь» Диккенса – это не просто фантастическая история, а глубокое произведение, притча, которая учит важным вещам. Иван поступил очень верно, остановившись именно на этой повести, в которой мораль стоит над всеми религиями. Трогательные моменты тихой любви и радости, воспоминания детства, боль и потери, не теряющее актуальности порицание алчности и жестокосердия – обо всём этом необходимо напоминать людям, особенно в больших городах, где жизнь крутится вокруг заработка и выживания. По признанию Ивана Васильева, «Рождественская песнь» Диккенса – это одна из его любимых историй с детства. Пронеся эту любовь сквозь годы, Иван создал очень традиционный спектакль, в котором добрые весёлые люди в красивых викторианских костюмах кружатся в вальсе на заснеженной площади и славят Рождество. «Пробуждение» Скруджа показано очень трогательно и напоминает добрый мультфильм, понятный и взрослым, и детям.

Немного подкачало информационное сопровождение зрителя. Все участники спектакля были указаны в красочном буклете, там же можно было найти творческую биографию каждого артиста с красивым портретом, но, к сожалению, не было предоставлено даже краткого либретто. Конечно, история Диккенса известна многим. Ну кто не знает Скруджа, которого посетили три Духа Рождества и который за одну ночь превратился из злого скряги в добрейшего дядюшку? Однако наивно было полагать, что шеститысячная аудитория Кремлевского дворца знакома с историей на 100%. Усложняло понимание и то, что клерк Боб (Иван Зайцев), молодой Скрудж (Андрей Касьяненко), племянник Фред (Алексей Кузнецов) и ещё четверо мужчин из «народа» не особо отличались друг от друга на сцене, как и девушки в похожих длинных платьях, а лица солистов Михайловского театра в огромном зале Кремля не то чтобы не узнаются, а просто не видны. В оправдание режиссера можно отметить, что действия сопровождались интерактивными заставками, проецируемыми на задник сцены, так что без лишних слов прояснялось, что «цепи» символизируют появление призрака Марли, умершего компаньона Скруджа (Александр Омар); монеты показывают застой души старика (и параллельно транслируют связь «время = золото»), а бледнеющие и исчезающие фигурки людей – тех, кто ушёл из жизни Скруджа, оставив его наедине со своим скверным характером и жадностью.