Джильда Далла Рицца — о тонкостях исполнения Пуччини

 

Она была первой Магдой в его опере "Ласточка" и неповторимой Минни в опере "Девушка с Запада". Когда Пуччини увидел её выступление в этой партии, он воскликнул: "Наконец-то я вижу именно МОЮ Минни!"

"Глупо было не записать всё то, что говорил мне Пуччини о том, как нужно петь его героинь. У него были весьма определённые мысли насчёт этого. Большое внимание он уделял первому появлению персонажа в опере. Он так много вложил в меня из своего мудрого и умного подхода, что я, поразмыслив над этим, начала следовать ему во всех других операх. Если певица – хорошая актриса, то в “Девушке с Запада” – самый лёгкий выход, так как Минни появляется тогда, когда между золотоискателями вспыхивает ссора, а она прекращает её ещё до того, как начинает петь. Поэтому здесь можно представить свою героиню во всей красе: решительную, не терпящую глупостей девушку. Маэстро часто говорил мне, что её женственность должна медленно развиваться и в первом акте выйти на передний план тогда, когда она в первый раз танцует.

 

 

Выход Баттерфляй он считал самым сложным. Её должно быть слышно чуть больше, когда она подходит к мосту, пока ещё невидимая зрителем, и здесь есть пассаж, который он считал важным для понимания всей оперы. Сколько раз мы проходили его! “По зову любви я пришла к вратам, где собрано счастье тех, кто живёт, и тех, кто умирает”. Он хотел, чтобы эта фраза особенно выделялась среди всего, как ключ к надвигающейся трагедии. Конечно, он был прав. Голос должен внезапно менять окраску, когда она произносит “тех, что живёт”, и мягко и меланхолично становиться более тёмным на словах “тех, кто умирает”. Это потребовало много времени и труда. Главная сложность в том, что зритель всё ещё не видит Чио-чио-сан.

 

 
Что касается Тоски, то она тоже в первый раз поёт, будучи за сценой. Пуччини хотел, чтобы первые два “Марио” звучали естественно, поскольку, повторял он мне, она верующая женщина и не собирается кричать в церкви. Он хотел, чтобы три других “Марио” – очень сложно было это сделать – звучали более нетерпеливо, но не истерично (как поют многие певицы).

 

 
Голос Манон Леско звучит в первый раз в сцене, когда она, отвечая на вопрос де Грие, поёт: “Меня зовут Манон Леско”. Пуччини говорил, что он не должен быть слишком скромным. По его мнению, это наигранная скромность, и каждый должен понять истинный характер Манон именно в этот момент. “Ты должна звучать по-девичьи, но твёрдо”, – говорил он мне.

 

 
Когда в Риме мы репетировали “Джанни Скикки” для первого исполнения оперы в Европе, он требовал от меня очень сложной вещи. После того, как Лауретта выходит на сцену и молча стоит несколько мгновений, она должна ясно показать свой характер среди суматохи, когда члены семьи Буозо Донати бегают вокруг неё. Она не скромная, застенчивая, хорошо воспитанная девушка из Флоренции, а решительная молодая женщина. Её первую фразу “Ринуччо, не плачь” следует петь немного громко, чтобы она была слышна среди шума и гама, но не чрезмерно громко. Я очень долго работала над правильным звучанием этих слов. “Ты должна показать им, что ты знаешь, чего хочешь, в самом первом предложении”, — говорил маэстро".


Текст: Юлия Пнева, ©Voci dell'Opera, по материалам книги Lanfranco Rasponi "The Last Prima Donnas"

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.