Пласидо Доминго-младший: "Пение – хобби, но, кажется, моим слушателям нравится"

 

5 ноября Пласидо Доминго-младший, сын легендарного оперного певца Пласидо Доминго, впервые выступит в России с концертом, где исполнит известные композиции в жанре classical crossover. Мероприятие состоится в Санкт-Петербургской академической филармонии. За несколько дней до концерта мы побеседовали с Пласидо о его детстве, отношениях с отцом, любви к музыке и решении начать певческую карьеру.

 

 

Вы впервые в России или уже были здесь? Вам нравится в России?

 

Да, однажды мне уже повезло посетить Москву в июле 1988 года. Я люблю Россию за её удивительную музыкальную культуру, за замечательных композиторов и музыкантов, их непревзойдённую дисциплину и лирические голоса, за историю, архитектуру, водку и икру (особенно за икру). Кроме того, русский – очень красивый язык. А ещё в России живут самые великолепные женщины в мире!

 

Каково Ваше мнение о русских оперных певцах? Они отличаются от певцов из других стран или нет?

 

Они фантастические! Ваша страна дала миру оперы потрясающие голоса всех типов, нет недостатка ни в одной категории. Конечно, ваши певцы другие. Они обычно намного более дисциплинированные, поют с большим вкусом, техникой, имеют превосходную школу. Также по своему качеству их голоса совершенно особенные и очень красивые.

 

 

Вы помните, в каком возрасте начали проявлять интерес к искусству? Это произошло благодаря вашим родителям, которые хотели, чтобы Вы приобщились к миру классической музыки?

 

В 8 или 9 лет я мог спеть по памяти многие оперные арии, особенно для тенора. В возрасте 10 или 11 лет я начал играть на музыкальном инструменте на слух. Затем мои родители решили, что мне пора брать уроки игры на фортепиано. Никто никогда не заставлял меня выбирать определённое направление… Если они видели интерес с моей стороны, то просто старались обеспечить пути и средства для развития. Жанр музыки никогда не был предрешён заранее. Но да, сначала мы больше были настроены на занятия по классике.

 

Мы знаем, что в детстве Вы участвовали в записи некоторых опер вместе с Пласидо Доминго-старшим, исполняли небольшие партии, допустим, пели пастушка в “Тоске”. Каково было работать со взрослыми певцами? Вы помните, как это было?

 

Весьма смутно. В детском возрасте мне довелось спеть в опере “Тоске” два раза, оба с моим отцом. В 1975 году я выступил в театре Лисео в Барселоне в спектакле, где отец пел Каварадосси. Затем мы участвовали в создании фильма “Тоска”, и я должен был снова сделать запись. В мае 1976 года мы снимали фильм у замка Сант-Анджело, у реки Тибр в Риме. Затем я записывал с ним детские партии для “Богемы” и “Человека из Ламанчи”. Во взрослом возрасте я записал с ним 4/5 его дисков.

 

 

Вы хотели быть оперным певцом?

 

Не особенно. Я знал, что это очень трудно, поскольку перед глазами был пример моего отца, а я никогда не был достаточно дисциплинирован, чтобы заниматься академическим вокалом. Однако меня никогда не страшила масштабная карьера моего отца, поскольку я знал, что я движусь совсем в другом направлении. Иногда людям нравится делать несправедливые сравнения, а я не могу жить своей жизнью, беспокоясь о том, что они думают обо мне. Моя настоящая профессия – сочинение и продюсирование, а пение – хобби, но, кажется, моим слушателям нравится.

 

Первый диск песен в Вашем исполнении появился в 2010 году. Почему Вы решили начать певческую карьеру после стольких лет работы в других областях?

 

Потому что однажды отцу нужно было выучить песни, которые я написал, и он попросил меня записать их для него. Когда он послушал мой голос на записи, то спросил: “Почему бы тебе не петь поп-музыку или другую современную музыку?” Остальное вы уже знаете. Я всегда любил петь, но никогда этому не учился. Я пел интуитивно, вкладывая в пение душу. Конечно, то, что я слушал пение отца столько лет, дало мне представление о том, как это должно быть, но вообще в итоге решают зрители.

 

 

Вас раздражают сравнения с отцом? Какие у Вас с ним отношения?

 

Они неизбежны, и иногда это даже забавно. Нет, меня это вообще не раздражает. Единственный человек, который может говорить мне, стоит ли мне петь или нет, – это мой отец. Он любит меня и не хотел бы, чтобы я чувствовал себя на сцене неуверенно. Если он не против, значит, он знает, что я могу сделать это хорошо, и он поддерживает меня. Это то, что действительно важно для меня.

 

У меня замечательные отношения с отцом. Он добрый, великодушный и понимающий человек. Он всегда мне поможет. А сейчас мы можем петь вместе, так что наши отношения становятся ещё более близкими.

 

 

Кто Ваш любимый композитор и почему?

 

Конечно, Джакомо Пуччини! Его мелодии звучат душераздирающе, оркестровая музыка насыщенная и мощная. Это почти музыка для фильмов, которую я так люблю. Музыка Пуччини близка мне, как никакая другая. Он пока что лучший оперный композитор.

 

Что Вы думаете об оперной технике нашего времени? Она более продвинутая по сравнению с тем, что было, скажем, 100 лет назад?

 

Я не жил в то время, но знаю, что многие тенора часто пели высокие ноты фальцетом. К нашему времени тенор очень сильно эволюционировал. Правильная техника – то, что позволит вам иметь долгую карьеру и не разрушит ваши связки. Конечно, все люди разные, но основы должны быть у всех, независимо от техники.

 

Placido Domingo Jr & Placido Domingo in duet sing "Perhaps Love"

 

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.