Пласидо Доминго-младший впервые выступил в России


В начале ноября в бывшем зале Дворянского собрания Петербурга, а ныне Санкт-Петербургской академической филармонии имени Д.Д. Шостаковича прошёл первый в России концерт Пласидо Доминго-младшего совместно с симфоническим оркестром филармонии под управлением Игоря Манашерова.

Пласидо Доминго-младший – сын одного из величайших теноров планеты Пласидо Доминго, имя которого знакомо даже тем, кто далёк от классической музыки. Пласидо-младший не столь известен широкой публике – он не пошел по стопам своих родителей и не стал оперным певцом, ссылаясь на то, что не был достаточно дисциплинирован для академического вокала, хотя в детские годы легко и непринуждённо по памяти пел оперные арии. Музыка, тем не менее, не отпустила его и со временем явила миру талантливого композитора, создающего песни для таких исполнителей, как Сара Брайтман, Хосе Каррерас, Лучано Паваротти, Дайана Росс, Пласидо Доминго-старший и многих других. Пласидо Доминго-младший – также обладатель латиноамериканской премии Грэмми в номинации «Человек года» и продюсер. Но в Петербург он приехал в качестве исполнителя популярных песен в стиле classical crossover (bossa-nova, tango, latino).

Пласидо вышел на сцену в идеально сидящем костюме, белой рубашке и красном платке паше уверенной, немного вальяжной походкой, помахал кому-то в ответ, сказал «добрый вечер» и начал свой концерт с болеро «Sabor a mí». Периодически он спрыгивал со сцены и ходил по проходу, чем подогревал публику и помогал себе, ведь первоклассная акустика Филармонии и прекрасный оркестр, к сожалению, иногда заглушали микрофон, который ещё периодически фонил.

“Parla più piano” Нино Рота, тема из кинофильма «Крёстный отец» особенно удалась Пласидо: стоит отметить его совершенное владение голосом, который был похож на соловьиные переливы, и очень легкое исполнение. «Should I sing another one? No? I need to go?», – спросил Пласидо у дирижёра и удалился на короткий перерыв, пока оркестр давал Петра Ильича Чайковского и его испанский танец. Оркестр был на высоте, как и подобает оркестру Филармонии, а как вели себя трубные!