Яркие краски сюрреалистического "Дон Кихота" в Риме


Новый сезон Римского оперного театра открылся в конце ноября балетом «Дон Кихот». Это событие имело большой резонанс благодаря его ассоциации с именем Михаила Барышникова – ведь именно на его редакции «Дон Кихота», осуществленной в 1978 году для Американского балетного театра, была основана новая постановка.

Надо сказать, что балет «Дон Кихот» – поставленный Мариусом Петипа сначала в Москве в 1869 году, а затем в Санкт-Петербурге в 1871 году – уже имел долгую историю в Римском театре. Сюда его привозил London Festival Ballet в 1961 году во время гастролей, затем появились различные постановки Римского театра, среди которых надо отметить редакцию балета, осуществленную впервые в 1979 году недавно ушедшем из жизни балетмейстером Жарко Пребилом в хореографии Петипа и Горского; постановку Алета Франсийона 1999 года в хореографии Нуреева и постановку Михаила Мессерера 2012 года.

Сегодняшняя балетная труппа Римского оперного театра находится на этапе творческого подъема, можно сказать, возрождения: в то время, как многие итальянские балетные труппы закрываются, труппа Римского театра под руковoдством Элеоноры Аббаньято продолжает утверждать свое место на балетном Олимпе, завоевывая интерес зрителей и покоряя новые театры. Для такой энергичной и амбициозной труппы надо было поставить что-то свежее и привлекательное, а потому госпожа Аббаньято обратилась к великому Барышникову – его редакция балета «Дон Кихот» всегда казалась ей очень ценной, а его исполнение партии Базиля дарило яркие эмоции. Михаил Барышников с энтузиазмом принял предложение Аббаньято, но, не оставшись довольным воплощением его редакции в Лондоне в 1993 году, постановку в Риме поручил специалистам, назначенным им самим.

Над декорациями и костюмами совместно со знаменитым театральным художником и светодизайнером А. Уейсбардом работал Владимир Радунский, известный автор и иллюстратор детских книг. По указанию Барышникова, они стремились создать огромную детскую книгу, оживленную фигурами танцовщиков. Хореография новой постановки «Дон Кихота» была поручена Лорану Илеру, этуали Парижской оперы, который с 2011 года стал заместителем художественного руководителя балетной труппы этого театра, а с января 2017 года – художественным руководителем балета Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Его порекомендовала Элеонора Аббаньято, работавшая вместе с Илером в Париже и в Риме. Барышников, полностью доверяя Илеру, дал ему возможность работать совершенно свободно.

В действительности, спектакль, увиденный нами в Риме, сильно отличается от редакции русско-американского балетмейстера. Это касается и декораций, и костюмов, и даже хореографического текста балета: в новой редакции вариация Базиля в третьем акте, поставленная Барышниковым на себя, осталась без изменений, но, в отличие от его версии, в балет снова были включены цыганский танец во втором акте, фанданго и танец подружек невесты в третьем акте.

Что касается музыки, ее было необходимо восстановить, поскольку партитура, использованная в 1978 году в Вашингтоне, сгорела во время пожара, а партитура, использованная в 1993 году в Лондоне, не очень удовлетворила Барышникова. Для римской постановки использовалась первоначальная партитурa Людвига Минкуса, хотя по ходу работы были сделаны изменения на основе указаний Барышникова: некоторые части были аранжированы иначе, а некоторые музыкальные отрывки написаны заново в стиле Минкуса.

Итак, связь между римской постановкой и редакцией Барышникова не прямая – для Илера важно было сохранить глубокую театральность его версии балета. Если такие балетмейстеры, как Алексей Ратманский, стремятся воссоздать балеты в том виде, в каком они представлялись во времена Петипа, Лоран Илер исходил из предположения, что тела танцовщиков, танцевальная техника и стиль балета заметно изменились к 2017 году, а потому он не хотел отказываться от эволюции. Ему было важно, чтобы балет был понятен сегодняшним зрителям, чтобы он был актуальным. Судить, удалось ли ему осуществить свое намерение, мы можем, приближаясь к более детальному рассказу о премьерном спектакле.

После коро