Елена Стихина: "Если ты чего-то действительно хочешь, у тебя обязательно получится"


Оперная дива Елена Стихина, которую многие поклонники оперы считают чуть ли не единственной достойной певицей нового поколения, в интервью для Voci dell’Opera поделилась своими взглядами на современную оперу, рассказала о любимых героинях и о своем отношении к скандалам в оперном мире.

Ориентируетесь ли вы на кого-то из исполнителей прошлого, готовя оперные партии?

Я в первую очередь стараюсь ориентироваться на ноты, написанные композитором. Первоначальный разбор у меня происходит в классе с пианистом, когда я изучаю, смотрю текст, как-то трактую его для себя. Когда я слушаю что-то впервые, у меня не всегда получается все понять – пока я не разобрала текст, мне бывает очень сложно слушать какое-либо исполнение. Я делаю это обычно позже, после того, как у меня сложилось определенное впечатление о музыке.

Конечно, в определенный момент начинаешь слушать разные записи. Например, в дороге можно включить чье-то исполнение, закрыть глаза, насладиться музыкой, понять, как ее чувствовали другие люди. Разные певицы доносят разные образы по-разному, и я иногда заимствую у них интересные моменты. Лично я чаще всего слушаю вокалистов золотого века, но и, конечно, современных певиц, хотя последних предпочитаю воспринимать вживую, если есть такая возможность. В наше время очень много выдающихся певцов и певиц, и не послушать их – просто преступление!

Чем отечественный исполнительский стиль, по-вашему, отличается от западноевропейского?

Во всем мире сейчас происходит смешение стилей, ведь певцы ездят по всей планете – выступать, учиться, участвовать в мастер-классах... К тому же, масс-медиа, огромное количество записей, Ютуб… Сегодня также существуют специальные коучи, которые обучают разным музыкальным стилям, по технике. Поэтому грань между отечественной и западноевропейской традициями уже стирается.

Саломея, Чио-Чио-Сан, Ярославна, Медея... партии этих героинь очень экстремальны для певиц в вокальном плане. Как вы сохраняете себя от возможных последствий?

Сохранять голос нужно только техникой. Точно так же, если человек ходит в спортзал, но неверно пользуется тренажером – работают неправильные мышцы. Главное – в любой партии не забывать о том, что все надо петь своим голосом. Ведь даже крепкие партии, которые провоцируют на драматизацию, нужно петь естественно и не изображать из себя Биргит Нильсон – певицу с огромным голосом. Нужно правильно распоряжаться своими ресурсами.

А какие партии вы бы хотели в будущем воплотить на сцене?

Я бы хотела спеть «Триптих» Пуччини – все три партии за вечер. Я вообще очень люблю музыку Пуччини, как и Верди. Возможно, кому-то это покажется безумием: драматизм героинь очень разный. Мне кажется, было бы очень интересно сыграть таких разных героинь: Джорджетту, Сестру Анджелику и Лауретту.

Исполняете ли вы оперы современных композиторов?

Я принимала участие в одной из современных опер, когда работала на Приморской сцене Мариинского театра. Тогда у нас шел «Доктор Живаго» Антона Лубченко, который также был нашим главным дирижером и художественным руководителем. Я ее пела и в Германии, в Регенсбурге.