Миф о бесконечности

 

Герои античных мифов всегда были частыми гостями на балетной сцене. На излете XIX столетия по случаю великокняжеской свадьбы в доме Романовых Петипа поставил изысканный дивертисмент «Пробуждение Флоры», в 30-е годы прошлого века Ваганова для своей редакции «Эсмеральды» сочинила виртуозное па-де-де Дианы и Актеона, едва ли не сразу ставшее популярным концертным номером, а несколько десятилетий спустя Фредерик Аштон представил на суд публики «Сильвию», знаменитую труднейшей вариацией-пиццикато заглавной героини. Интерес к мифологии хореографы не утратили и по сей день, черпая в веками известных сюжетах вдохновение для новых интерпретаций.

 

 

В 2015 году Хуанхо Аркес и Аннабель Лопез Очоа, яркие представители современной голландской хореографии, создали для театра «Балет Москва» вечер одноактных балетов «Эрос. Минос» на основе древнегреческих мифов.

 

Уроженец испанской Мурсии Аркес обратился к легенде о Минотавре. Хореографа интересует не столько повествовательная сторона истории о чудовищном сыне жены критского царя Миноса, сколько концепция лабиринта как пространства для работы с танцовщиками. В начале спектакля артистки движутся подобно одновременно и стенам лабиринтам, и волнам Средиземного моря, окружая коленопреклоненную фигуру Отмара Клеманна. Кто это – ищущий выход Тесей или заточенный Минотавр? Хуанхо Аркес не дает четкого ответа, лишая героев имен и привязки к конкретному образу. Они двойственны и зыбки, как повторяющееся в стенах лабиринта эхо. Текучая, обволакивающая пластика облаченной в красное Людмилы Доксомовой вызывает ассоциацию с льющейся кровью жертв Минотавра. В то же время во взмахах бесконечных ног балерины проступает Ариадна, поверившая Тесею.

 

 

Хореограф закольцовывает действие своего балета: если в начале луч прожектора высветлял Отмара Клеманна, то в завершении в темноту погружается его двойник – герой Эдуарда Ахметшина. Тесей сменяет Минотавра, Минотавр сменяет Тесея. Лабиринт бесконечен и цикличен как сама жизнь.

 

 

Мотив бесконечности присутствует и в работе Аннабель Лопез Очоа «Эрос Redux». Источником вдохновения для этого балета послужил изложенный в «Пире» Платона миф об андрогинах – первых людях, одновременно мужчинах и женщинах, которые были разделены по приказу Зевса, страшившегося их могущества. Очоа исследует тему неустанного, вечного стремления мужчины и женщины, некогда частей единого целого, друг к другу.

 

 

Движущей силой балета предстает неуловимо-изменчивый Отмар Клеманн в партии Зевса. Разделенный его всепокоряющей волей андрогин (Михаил Киршин и Людмила Докмосова) пытается осознать себя двумя самостоятельными существами. Однако взаимное притяжение и потребность в единении преодолевают все препятствия. Зевс – возможно, впервые – вынужден отступить.

 

 

В «Эросе» Аннабель Лопез Очоа развивает и мысль о том, что только полное принятие рождает любовь. Через это чувство единство двух людей обретает смысл, становясь подлинно бесконечным.

 

 

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.