Эвелина Годунова: "Я люблю честную и хрупкую Жизель"



Солистка Staatsballett Berlin Эвелина Годунова дебютировала в партии Жизели 12 октября на сцене театра Staatsoper Unter den Linden. Из-за ограничений, связанных с коронавирусом, балерине пришлось ждать этого важного дня целых 3 года. Мы поговорили с Эвелиной о работе над ролью.


Расскажите, c кем вы готовили партию Жизели и какие самые важные советы дал вам ваш репетитор?


Мне посчастливилось готовить эту партию с прима-балериной Государственного берлинского балета, партнёршей Владимира Малахова, с экспрессивной, яркой, харизматичный, потрясающе талантливой балериной и прекрасным наставником Надеждой Сайдаковой.


Наверное, трудно выделить какой-нибудь один совет… Главное, что подарила мне Надежда, – это компас. Направление, стиль, ощущение, поиск и безусловную любовь этой героини к графу Альбрехту. Мы очень много говорили о смыслах, искали, изучали и создавали наш спектакль.



"Жизель" – это романтизм середины 19-го века, период трогательного искусства в Европе. Прежде чем приступить к любой роли, артист читает либретто, первоисточники, аннотации и только после скрупулёзного анализа приступает к созданию своего персонажа. Балет – искусство, сочетающее в себе гениальные произведения мирового наследия и сверхвозможности тела.


Процесс репетиции сложен и наполнен обсуждениями, разговорами и интерпретациями. Мне безумно повезло работать с талантливыми интеллектуалами, с которыми можно беседовать о смыслах произведений и искать это в хореографических па.



Как проходила работала с Даниилом Симкиным? Какой он партнёр?


Танцевать с Даниилом Симкиным – это честь и большая ответственность. На протяжении всего рабочего процесса он меня очень поддерживал. Чувствовал, когда я волновалась, успокаивал меня, подсказывал, делился опытом. Его поддержка для меня была очень важна и, конечно, приятна. Работать с ним было одним удовольствием. Он партнёр, на которого можно положиться во всех смыслах! Суперпрофессионал своего дела.


В балете "Жизель" очень много пантомимы, которая иногда ставит в затруднение неподготовленных зрителей. Можете рассказать, что означают основные жесты героини?


Да, действительно, в балете "Жизель" есть много мизансцен, в которых раскрывается смысл либретто. Внимательный зритель почувствует эти монологи и диалоги, в которых заложены и жестом, и музыкой отношения между героями. Это могут быть объятия, или вопрос "Ты его любишь?", или крест руками в пол, что означает "смерть". Очень сложно напечатать жест и объяснить его. Лучше прийти на спектакль, увидеть и распознать эти жесты интуитивно.


Балет сложен и интуитивен, и зритель, который отгадывает энигму этого искусства, погружается в него на века. Хореографии и смыслам нет предела. Нет лишних слов. Есть то, что было до слова, - жест. Танец – универсальный язык, который каждый зритель может понять на уровне эмоций и чувств.



Очень важное место в балете занимает сцена безумия. Расскажите, как вы подходили к этому моменту и как работали над ним?


Сцена сумасшествия является кульминация первого акта. Чтобы понять боль этой сцены, нужно встретиться с ней, с Жизелью, с юной девушкой, которая свежа, как утренняя роса. С девушкой, для которой этот мир слишком опасен. Поддавшись чарам прекрасного Альбрехта, не зная, что он не тот, за кого себя выдаёт, она дарит ему своё сердце без остатка… навсегда. Сцена безумия – сцена, когда вскрывается ложь. Сцена неистовой женской боли – боли утраты необходимого, того единственного, непонимания и непринятия такой несправедливости. Сцена, когда весь мир останавливается, и есть только боль.




Как всё гениальное, это трудно описать. Всё неоднозначно. Однозначна только боль потери и абсолютное погружение в эту боль. Шпага – как символ холодной лжи. В один момент Жизель видит свою приближающуюся смерть, чувствует холод могилы, который подступает к её ногам, окутывая её. Ещё один предсмертный порыв – и внезапная смерть.


Мы работали с Надеждой Сайдаковой долгими часами, искали нюансы, анализировали, повторяли и создавали нашу Жизель. Эта сцена каждый раз проживается по-новому, и каждый раз по-новому откликается в сердце моём сердце.



Как вы думаете, почему так много мистических историй связано с этим балетом? Ольга Спесивцева и Софья Федоровна предположительно даже сошли с ума из-за него. Верите ли вы в это, кстати? Почему они так стремились изображать призрак Жизели реалистично?


Судьбы человека уникальны. Лично я не очень верю в мифы о спектакле и артистах. Жизель – прекрасный, светлый балет, который одухотворяет и заставляет задуматься. Откуда берётся жестокость? А всё ли благое, что блестит? Может быть, то, что выглядит злым, на самом деле предостерегает нас или просто неистово страдает? Может ли любовь исцелить? И все ответы просты.


Призрак по своей природе иллюзия… Это что-то неземное. Балерины всех поколений стремятся к воздушности, прозрачности. Это эстетика и стиль спектакля.


А насчёт реальности, единственное, что связывает реальную Жизель первого акта и Жизель-призрак во втором, – это абсолютная любовь к Альбрехту. Любовь вопреки и без остатка.



Какая сцена из балета является самой сложной для вас? Какая самой любимой? Почему?


Очень трудно, найти одну сцену, так как они все связаны между собой. Самое сложное в этом балете – это невероятная физическая нагрузка. Технически балерина почти всё время рассказывает историю на сцене.


Кто ваша любимая Жизель прошлого и почему?


У меня их несколько, по настроению они меняются. Главное, что они все откликаются с моим сердцем. Я люблю честную и хрупкую Жизель. Одна из самых ярких Жизелей, конечно, для меня Карла Фраччи. Её искренность, глаза, лёгкость и гармония. Мне ещё безумно близка Галина Уланова, её чистосердечность и резвость. Каждая Жизель уникальна. Процесс познания и ощущение Жизели никогда не завершается. Это процесс длиною в жизнь.




Многие любители балета часто спорят о том, что Альберт не должен исполнять антраша-сис, иначе выглядит нереалистично, что он (человек) взлетает в воздух выше Жизели (призрака). В версии Патриса Барта Альберт не исполняет антраша-сис, тем не менее, интересно узнать ваше мнение на этот счет?


По мне, этот технический элемент куда глубже и более философский. Этими антраша-сис он само-пожертвует своей жизнью ради любви к Жизели. Он доказывает ей, что он готов умереть за неё, за любовь, вопреки и навсегда. Ведь не зря она его полюбила? Она научила его любить всем сердцем без остатка. В нашей версии он само-пожертвует собой другими па.. но ведь это не меняет смысл его безусловной любви к Жизели?



Какие чувства у вас вызывает образ Альберта? Испытываете ли вы к нему неприязнь или понимаете его поступок? Согласны ли с Акрамом Ханом, который про своего Альберта говорит, что он просто "белый богатый мужчина с привилегиями"?


Альбрехт – прекрасный холст. Очень интересно смотреть на развитие этого персонажа.

В первом действии он несерьезный граф, который относится к людям и, скорее всего, к своим обязанностям слегка надменно. Он действительно "привилегированный мужчина", но только в первом действии. Во втором акте он познает смысл любви, смысл жизни, и он уже никогда не будет таким, как прежде. Жизель и её любовь научили его любить и ценить этот хрупкий мир. И, конечно, однажды он станет прекрасным правителем, знающим, чего стоит жизнь крестьянина.



Расскажите, как прошёл ваш дебют? Какие чувства вы сейчас испытываете? Всё ли получилось на сцене?


Я счастлива! Жду новой встречи с моей героиней. Она прекрасна! Дебют – это незабываемое ощущение. Шквал аплодисментов после долгого труда бесценен. Незабываемые эмоции. Всё задуманное свершилось! Всё прошло даже лучше, чем я могла мечтать! Это вдохновляет на новые спектакли и на новые мечты!



 

Журналист: Юлия Пнева

Фотограф: Мария Кульчицкая