"Самозабвенное наслаждение танцем": Екатерина Гельцер


В годы, когда московский балет находился в тени петербургского, Екатерина Гельцер привнесла на сцену Большого театра редкий для нее тогда синтез безусильной виртуозности и отточенности исполнения с глубоким пониманием внутренней жизни сценического образа. Драматическая наполненность каждой партии, достигнутая через средства танцевальной выразительности, стала ключевой характеристикой творчества балерины.

«В свое время начнешь танцевать»

Мир театра окружал Екатерину Гельцер с раннего детства. Ее отец, Василий Федорович, был прекрасным характерным танцовщиком, преподавал пластику и мимику на драматических курсах при Малом театре и даже стал одним из авторов либретто «Лебединого озера». Однако желание дочери учиться танцу не поддержал: считал, что она не обладает идеальными данными для балета. К тому же сомневался, сможет ли непоседливая, переменчивая девочка выдерживать регулярные, во многом монотонные занятия.

Но та проявила неожиданную настойчивость и привлекла на свою сторону тетю Веру Федоровну Гельцер, некогда драматическую актрису, оставившую сцену после замужества. Видя целеустремленность племянницы, она сказала брату: «Почему бы тебе, Василий, все же не рискнуть? Катя так увлечена балетом… Не суди строго ее фигурку, все может измениться. А девочка музыкальна, искренна, темпераментна…»

Так, в 1886 году Екатерина Гельцер была отдана в Театральное училище. Начальные годы учебы, как и опасался отец, казались девочке неинтересными: она-то мечтала сразу танцевать, но вместо этого приходилось выполнять скучные ежедневные упражнения. Не приносили радости и первые выходы на сцену. В опере Вагнера «Лоэнгрин» Гельцер исполняла роль пажа и должна была лишь носить щит и меч Лоэнгрина. Когда она поделилась своими огорчениями с Василием Федоровичем, он ответил: «Научись сначала ходить и держаться на сцене. В свое время начнешь танцевать».

В годы учебы Екатерина Гельцер увлеклась драмой, была частой посетительницей Малого театра, особенно восхищалась Марией Николаевной Ермоловой. Данный период оставил заметный след в ее творчестве: многие критики отмечали впоследствии драматическую составляющую исполнявшихся балериной партий.

Перелом в отношении Гельцер к балету произошел, когда она начала заниматься в классе испанского хореографа и педагога Хосе Мендеса. Его метод преподавания, основанный на виртуозности итальянской балетной школы, увлек живую и темпераментную по натуре ученицу.

В 1894 году Екатерина Гельцер с отличием окончила училище и была зачислена в балетную труппу Большого театра.

Путешествие из Москвы в Петербург

Первые два сезона в Большом театре принесли молодой артистке участие в десяти балетах, а также успех у публики и критики за исполнение классических вариаций. Однако Екатерина Гельцер мечтала о больших сольных партиях. Ее же отец считал, что прежде, чем браться за такую серьезную работу, надо исправить главные недостатки: маловыразительные руки и слабое владение корпусом.

Василий Федорович настоял, чтобы в 1896 году дочь поехала в Петербург для стажировки в Мариинском театре. Там Гельцер занималась у Христиана Иогансона, известного педагога и балетмейстера шведского происхождения. Он смягчил резкость исполнения балерины, придал ее рукам