Борьба "старого" и "нового" в трудах Веры Красовской



Без титанического вклада Веры Михайловны Красовской в историю русской балетной школы сложно представить сегодняшнюю реальность и нынешний театр. Ученица "великой и ужасной" Агриппины Вагановой, артистка ЛГАТОБ им. С.М.Кирова (ныне — Мариинский театр), балетовед и историк балета, доктор искусствоведения и профессор, в качестве балетного критика Вера Михайловна выступала с 1941 года. Ею было написано более 100 статей по вопросам развития хореографии: рецензии на балетные спектакли, статьи о творчестве ведущих балетмейстеров и артистов, обзоры ленинградских балетных сезонов и другое.


"Всё, что можно сказать о балете, сказано в её блестящих книгах"

— из воспоминаний Я.Липковича



Ко мне попала одна из жемчужин коллекции трудов Веры Михайловны: "Русский балетный театр второй половины XIX века", выпущенная издательством "Планета музыки". Книга, за которой я одновременно и охотилась и которой в душе побаивалась — настолько она фундаментальна, наполнена, объёмна. Основное, что хочется выделить после прочтения издания, — это скрупулёзный труд составителей, глубокое авторское чувствование и понимание балетного мира, зашкаливающая эмоциональность в театральной среде, понимание важности освещения фундаментальной смены эпох.



"Балетная музыка 1860-1880-х годов оттого так часто не представляла большой художественной ценности, что её авторы находились в зависимости от запросов царящей моды".

Это было время П.Чайковского, А.Глазунова, А.Рубинштейна, М. Мусоргского и многих других великих композиторов. Но действительное их время ещё не наступило, ведь царившая на тот момент в Москве и Петербурге мода требовала зрелищ попестрее, понарядней, этаких маскарадов и опереточных канканов.


"Балет усердно состязался с маскарадами и "живыми картинами" в погоне за развлекательностью, внешним разнообразием, пошлой картинностью".


Какое-то время в обществе бытовало мнение Н. Щедрина: "Главное всё-таки в том заключается, чтобы не размышлять. Танцуйте канкан, развлекайтесь…" Сейчас это видится дикостью — в наши дни уже состоялось разделение на оперы, оперетты, балетное искусство, мюзиклы. Каждое из них занимает свою нишу. Тогда как в то время происходило наслоение: возможности постановщиков требовали новых форм и воплощений, но строгие рамки в обществе не позволяли реализовать потенциал. Таланты чахли, утихали и впоследствии отмирали вовсе. В какой-то степени в этом наблюдается аналогия и с нашей современностью.


"Упадок содержательности в балете становился фактом столь очевидным, что его не могла отрицать и официозная пресса того времени… Нечего и говорить, что этот постепенный упадок совершился под непосредственным влиянием Европы".

Мы привыкли судить о свидетелях того времени в каком-то исключительно позитивном формате. Артур Сен-Леон и Мариус Петипа приехали и "подняли с колен" упаднический русский балет. Марфа Муравьева и Анна Собещанская исполняли партии только лишь блестяще. Гении сценографии А.Роллер и К.Вальц были единственными в своём роде. И что прекрасно в данной книге, что она выводит нас из этих розовых иллюзий в реальность, реальность XIX-го столетия со всем её упадком, борьбой и страхом нового и неизвестного, с горящими от надежд и идей сердцами гениев тех лет, критикой в газетах — показывает нам обратную сторону медали. С более близкого расстояния рассматриваются такие фигуры, как А.Сен-Леон, А. Богданов, М. Петипа, Л. Иванов, Ф.Манохин, К.Блазис, С.Соколов и многие другие. Некоторые имена, возможно, вы увидите впервые. Здесь множество кратких очерков об артистах московских и петербургских театров: А.Прихуновой, А.Кошевой, Н.Богдановой, М.Суровщиковой-Петипа, М.Муравьёвой, А.Собещанской, П.Карпаковой, К.Канцыревой, О.Вазем, отдельно рассматриваются танцовщики в опере и многие-многие другие.



Приведу несколько занимательных цитат из книги, которые меня вдохновили, заставили задуматься, обратить на какие-то детали более пристальное внимание.


Из истории постановки оперы-балета "Млада" Н.Римского-Корсакова и Л.Иванова:


"Римский-Корсаков обращался к жанру оперы-балета главным образом из-за неверия в собственно балет как полноправный жанр реалистического музыкального спектакля. Здесь он решительно расходился с позицией Чайковского, который, напротив, именно к опере-балету относился с большим предубеждением и отрицал её правомерность как самостоятельного жанра".


"Недоверие к выразительным средствам балета исключало возможность непосредственного сотрудничества композитора с хореографами. Нередко там, где хореография могла стать решающим поэтическим фактором в развитии идейного конфликта, ей приходилось отступать в сторону".


"Если в балетных сценах Русской частной оперы встречались новшества, пусть спорные и не всегда оправданные, то в обоих императорских театрах царили рутина и казённый подход к делу”.



Интересно было обнаружить, что даже у самых именитых балетмейстеров дела не всегда шли в гору. И в подтверждение моих слов прикрепляю несколько цитат:


"Полным крахом Сен-Леона явился балет "Золотая рыбка" на музыку Л. Минкуса, показанный в Петербурге 26 сентября 1867 года”.

С.Ф.Светлов об А.Богданове (1830-1907):

"Танцы в "Снегурочке" поставлены преотвратительно. Богданов очень плохой балетмейстер: он вечно проваливается со своими танцами. Он, по-видимому, не имеет фантазии и вкуса, вследствие чего и танцы его являются какими-то сухими, бесцветными”.
"Начинается третий акт, который есть не что иное, как организованная галиматья, а потому рассказать его содержание нет возможности”,

— сообщал Н.Щедрин.


Были, разумеется, и положительные отзывы критиков, успешные постановки и талантливые во всех смыслах исполнители, о коих из текста можно узнать много нового:


"...при всех очевидных для современников недостатках "Конёк-горбунок" всё-таки надолго удержался в репертуаре петербургской и московской сцены и даже пережил революцию 1917 года…"


"С.П.Радина выделялась среди первых петербургских исполнителей "Крестьянской свадьбы". По отзывам критики, она не только не уступала польским танцовщицам в передаче тонкой национальной характерности, но и превосходила их в артистизме и технике".


В.Петров писал:


"Видевшим Тальони и Эльслер, уже сошедших со сцены, и Карлотту Гризи не раз приходила в голову мысль, что вряд ли в настоящее время есть в Европе танцовщица, которая могла бы соперничать с госпожою Ришар… Для неё нипочём величайшие трудности танцевального искусства. Какое бы трудное па она ни танцевала, вы невольно сознаётесь, что нельзя исполнить его с большей оконченностью, отделкою, верностию и лёгкостию".


Одним словом, книга собрала в себе не только сказочные истории о красоте русского балетного искусства, но и истории о неудачах, критике, фиаско, трудностях того периода. Мы можем наблюдать, каким тернистым и сложным на самом деле был путь на русской сцене для постановщика А.Сен-Леона. Как писали критики:


"Искусство Сен-Леона и раннего Петипа представляло собой распад романтического балета".

Вся история русского балета 19 века — это борьба двух сил, новой модной хореографии и сложившихся годами традиций. "Старое" и "новое" боролись за своё место под Солнцем и в результате задержали развитие балетного искусства на многие годы. И так было не только в России: от этого страдали и Франция, и Италия, и Англия.


Самое главное, что раскрывается в этом издании и что нужно увидеть читателю, на мой взгляд, — это процесс сохранения русской балетной школой своего собственного стиля, несмотря на все сложности. Русский балет — хранитель ценностей прошлого, умело пользующийся благами настоящего. Эта книга о том, как выработать новое, опираясь на старое.



Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.