"Баядерка": когда счастливый конец ни к чему

 

Балету Мариуса Петипа «Баядерка» уже почти полтора века, а его сюжет довольно прост. Храбрый воин Солор неосторожно поклялся в любви служительнице храма Никии во время их тайной встречи, но за свою доблесть позже был сосватан Гамзатти, красивой и богатой дочери раджи. Узнав от Великого брамина о связи Солора с Никией, отец и дочь задумали погубить красавицу-баядерку. От горя Солор забывается (не без наркотических воздействий кальяна) и в своих грёзах видит сонм Теней, среди которых сияет его возлюбленная Никия.

 

 

В некоторых редакциях, как, например, в Кремле, Большом и Мариинском театре, балет заканчивается на этом царстве грёз. В других же, например, в театре Станиславского и Немировича-Данченко в редакции Натальи Макаровой, присутствует третий акт, в котором гнев богов разрушает храм вместе со всеми участниками свадебной церемонии, и души Никии и Солора воссоединяются на небесах, где его клятва, наконец, имеет силу.

 

 

Но как это часто бывает, один спектакль может быть абсолютно непохожим на другой именно благодаря артистам, предлагающим свое прочтение истории. В "Баядерке" можно рассмотреть то сильную жрицу, умирающую не из-за любви, а вопреки всему; то по-девичьи слабую и нежную любовницу, чье сердце разбито; то честного воина, страдающего от безысходности, ибо он стал заложником ситуации; то неопределившегося юнца, которого по неопытности привлекают все красивые девушки; то откровенно безразличного к чужим чувствам ловеласа, который не гнушается богатством раджи.

 

24 сентября на VII Фестивале балета в Кремле в центре истории оказалась не просто красивая служительница храма, а почти царственная особа. Екатерина Кондаурова, прима-балерина Мариинского театра, полностью овладела сценой и публикой с первого появления на сцене. Силу взгляда Никии-Екатерины не заглушил даже размер Кремлевского дворца. Бесконечно красивая, с безупречными линиями, гипнотизирующими руками и выразительными, выверенными буквально до миллиметра движениями, она могла и сладко очаровать, и резко дать отпор, и смело противостоять врагам, и в итоге сумела гордо умереть без лишней драмы. Екатерина Кондаурова правила сценой во время встречи с возлюбленным, где явила залу настоящее божественное сияние, взмыв над сценой в высокой поддержке. Доминировала жрица и во дворце у вышестоящей Гамзатти, не очень покорно склоняя перед ней голову и не позволяя оскорблять себя подаяниями. После трагичного, но всё же гордого монолога на свадьбе Солора, Никия остервенело танцевала с корзинкой цветов, будто предчувствуя собственный конец и позволяя внутреннему огню сжечь всю боль дотла. И пусть жрица у Екатерины Кондауровой получилась довольно эмансипированной, а Тень Никии — холодной, как Снежная Королева, такая Баядерка вызвала бурю аплодисментов и определенно запомнилась зрителю.

 

 

Рядом с такой героиней, за которой шлейфом тянулся рок, Солор в исполнении премьера Тимура Аскерова померк и стал абсолютно второстепенным персонажем. На сцене был не воин, а тот самый молодой красивый парень, импульсивно раздающий клятвы богам и легко о них забывающий при виде другой девушки. Когда раджа предложил Солору свою дочь в жены, лишь на мгновение на лице у героя возникло замешательство, но оно так быстро прошло, будто не было никакой секретной встречи в лесу с Никией, где он трепетно и ласково обнимал жрицу и смотрел на нее с настоящим обожанием. После встречи с Гамзатти Солор Тимура Аскерова вёл себя непринужденно и расслабленно в соответствии с социальными нормами: девушку надо взять под руку, на свадьбе надо танцевать, а когда танцуют другие, смотреть молча и не мешать. И хоть танец Тиму Аскерова был по-премьерски восхитительным, все взлёты – легкими, приземления — по-кошачьи мягкими, а прыжок — высоким, это был всего лишь танец, выполняющий больше художественную функцию, нежели наполненный смыслом и эмоциями.

 

 

Появление Никии на торжестве, казалось, никак не взволновало горе-любовника, а после её смерти герой предпочел по-юношески забыться, с довольно комичным энтузиазмом приказав Магедавее приготовить кальян. И пока Екатерина Кондаурова была полностью отдана роли (казалось, половину адажио во втором акте она исполнила с прикрытыми глазами, создавая вокруг Тени Баядерки мистическую ауру), Тимур Аскеров красиво следовал хореографическому тексту, удобно партнерствуя с Екатериной. Поэтому можно только порадоваться, что в редакции Кремля «Баядерка» идёт всего в двух актах – ну не могут боги соединить на небесах такие разные души!

 

 

Что касается труппы Кремлевского балета, артисты добросовестно отработали каждую сцену балета. В танце, пусть не всегда виртуозном, чувствовалась внутренняя дисциплина и качественная отрепетированность. Выход Теней вызвал восхищённые аплодисменты, а джампе и свадебный па де сис зарядили радостью. В трёх сольных выходах среди всех особенно выделялась мягкая и техничная Олеся Дмитракова.

 

За владение пантомимой Кремлю можно было бы смело отдать золотую медаль. В огромном зале Кремлевского дворца легко считывались все эмоции героев: избалованная уверенность Гамзатти (Ирина Аблицова), взрывоопасное вожделение Великого брамина (Николай Желтиков), животные инстинкты факира Магедавеи (Дмитрий Прусаков). Но чего только стоил монолог Гамзатти, спорящей с Никией из-за Солора: «Здесь всё – моё, я могу предложить Солору этот прекрасный дворец и всё богатство, а что ты? Предложишь ему свой кувшин?» Ни один жест не выглядел гиперболизированным: Гамзатти обводила руками богатые своды залы, зло смеялась в лицо Никии и копировала позы жрицы, и драматический талант заслуженной артистки РФ превратил нетанцевальную сцену в настоящее кино.

 

Эффект кино создавался во многом благодаря симфоническому оркестру радио «Орфей» под управлением маэстро Сергея Кондрашева. Местами оркестр гремел по-военному бравурно и даже страшно. В прочем, музыкальный напор вполне соответствовал силе харизмы Екатерины Кондауровой и эмоциональной выразительности артистов Кремля.

 

Фотографии: Дарья Ченикова, специально для Voci dell'Opera

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.