Нуреевская “Спящая красавица” снова в Ла Скала



На балеты с хореографией Рудольфа Нуреева всегда идёшь подготовленным — зная заранее, что в этих спектаклях артисты отдыхать не будут ни секунды. Даже те, которые «двенадцатый лебедь в пятом ряду».


Благодаря проекту OperaHD.ru мы смогли очутиться в театре Ла Скала и увидеть произведение искусства Петра Чайковского в редакции Рудольфа Нуреева «Спящая красавица». Отдельно хочется отметить дирижёрский талант Феликса Колобова — балеты с его участием, особый вид искусства и наслаждения.


Сюжет пересказывать не вижу смысла, ведь практически каждый с малых лет знает и Принцессу Аврору, уколотую иглой веретена, и злобную Фею Карабос, и Фею Сирени со свитой разнообразных волшебных фей. В спектакле Нуреева Карабос и Сирень чем-то схожи. Они обе носят пышное придворное платье в пол, их обеих играют женщины, они обе борются за своё счастье, каким они его видят. Во многих других редакциях Фея Карабос — это обязательно мужчина, загримированный под женщину для дополнительного устрашения зрителя. Волшебных Фей в «нуреевской» версии целых семь — труппа подарила нам возможность наблюдать одновременно двух Фей Резвости.



Вся хореография балета сохраняет многое из логичной, «от простого к сложному», богатой редакции Мариуса Петипа, но особый почерк Нуреева виден сразу. Это мельчайшая (и сложнейшая), «бисерная» техника, это дополнительные сцены у Принца Дезире, это нарочитая неудобность движений, которая как будто говорит нам — «Посмотри, какая я замудрённая, но этот танцовщик со мной справится!».


Непревзойдённо техничная и выразительная Полина Семионова (приглашённая солистка театра Ла Скала) исполняла партию Принцессы Авроры. Дебют Полины в этой партии, в редакции Нуреева, состоялся в далёком 2003 году. Тогда её партнером был итальянский танцовщик Роберто Болле. В нашем случае в партии Принца Дезире вышел молодой, но весьма перспективный, премьер труппы театра «Ла Скала», рижанин Тимофей Андрияшенко. За прыжки вы скажете ему отдельное спасибо, они в его исполнении бесподобны.



Несмотря на помпезность постановки, разнообразие и сложность технического исполнения и гениальную музыку Петра Чайковского — я не увидела в Полине настоящей Авроры. Исполнено было аккуратно и чисто, волшебный, шедевральный баланс позировок, но мне не хватило нежности, наивности юной Принцессы. Аврора у Семионовой — слишком на мой взгляд мудра, опытна и серьёзна.


А вот напротив Тимофей в партии Дезире создаёт образ беспечного юноши, которого действительно заботит прекрасная Аврора, о ней он мечтает и даже целую дополнительную картину переживает свои чувства вдали от родного дома. Переживает, нужно заметить, весьма привлекательным образом с лучшими па в стиле Рудольфа Нуреева.