Возрождение шедевра Мейербера в Deutsche Oper Berlin

 

“В богатстве, свежести и разнообразии мелодий «Пророк» не может равняться с «Робертом»; в потрясающей силе драматического выражения он не достигает «Гугенотов», которых я считаю лучшим произведением Мейербера; но он весь ровнее, выдержаннее; на нем лежит печать строгого и ясного величия. Это произведение человека уже не молодого, даже стареющего, но человека, вполне овладевшего всем богатством собственного таланта”, — так отзывался об опере Джакомо Мейербера Иван Сергеевич Тургенев, присутствовавший на первом ее исполнении 1849 года в Париже, где великая Полина Виардо пела партию Фидес.

 

 

В Deutsche Oper Berlin премьера новой постановки большой оперы Мейербера состоялась в минувшее воскресенье, 26 ноября. Появление этого малоизвестного произведения на сцене европейского театра именно в 2017 году кажется не случайным. События, положенные в основу оперы, перекликаются с важнейшими юбилеями года: 500-летием Реформации, даты раскола западного христианства и появления протестантизма, и 100-летием со дня Русской революции. Судите сами: в центре сюжета “Пророка” — борьба анабаптистов с властью аристократии, разделившая страну на “своих” и “чужих, сопутствующие ей жестокие кровавые бои, сомнения в правильности избранного пути и размышления на тему: “Что есть истина, приближающая меня к Создателю?”.

 

 

Постановщиком спектакля выступил французский режиссер Оливье Пи, известный своей работой над другой оперой Мейербера – „Гугенотами“, которую он ставил для театра La Monnaie в 2011 году. Стоит сказать, что выполненная им режиссура “Пророка” очень напомнила увиденного в Deutsche Oper Berlin “Лоэнгрина” Каспера Холтена: бутафорские ангельские крылья за спиной, неоднозначность образа главного героя, странное отношение к женщинам, темно-серая цветовая гамма, массовка солдат в камуфляже, игра со вспышками света… Правда, в “Лоэнгрине” так или иначе присутствовал намек на некую историческую эпоху, здесь же перед нами эдакое отдельно взятое государство без названия и каких-либо опознавательных признаков. Мои знакомые в свою очередь увидели в постановке “Пророка” черты “Нормы” Дэвида МакВикара и “Трубадура” в режиссуре того же Пи. Хотя, возможно, я излишне придираюсь, забывая о том, что почти все нынешние оперы, выполненные в “современном ключе”, похожи между собой как братья-близнецы.

 

 

Не буду долго распыляться насчет целесообразности режиссерских решений, поскольку в наше время радостно становится уже тогда, когда режиссура мешает восприятию оперы “не сильно”. Можно сказать, что в случае “Пророка” Пи так все и было. Правда, несколько комичным и наигранным выглядело избыточное размахивание пистолетами, особенно в сочетании с высоким слогом исполняемого певцами текста, а 10-минутная эротическая сцена в последнем действии оперы спутала все карты и отвлекла от чтения субтитров. Кроме того, финал оперы получился у Пи весьма неожиданным, отличным от либретто, что, думается мне, допустимо, если подобные эксперименты не противоречат идеям авторов.

 

 

Что касается исполнителей, не могу сказать, что кто-то блистал. Пожалуй, можно отметить Seth Carico в роли графа Оберталя, который и внешне как нельзя лучше соответствует типажу порочного аристократа, и обладает весьма приятным баритоном. А вот известный тенор Gregory Kunde в роли Жана справлялся с партией с большим трудом. Певцу категорически не давалось пение в верхнем регистре: высокие ноты звучали натужно, сдавленно, крикливо и “на горле”. Голос артиста не произвел впечатления и в другие моменты: он показался весьма бедным на частоты, в нем не хватало объема и приятной теплоты звучания, присущей молодым и неиспорченным голосам. Елена Цаллагова в роли Берты выделялась среди других исполнителей свежестью звучания и приятной красотой тембра, эта артистка очень одарена музыкально, однако ее голос звучал заметно глубоко. Думается, при должной работе над техникой она могла бы быть весьма достойной по сегодняшним меркам исполнительницей. Clementine Margaine в сложнейшей партии Фидес стала разочарованием вечера. Ее пение возродило из памяти истории о стереотипных меццо-сопрано, голоса которых исходят откуда-то из утробы, пугая окружающих нечеловеческим звучанием. Верхние ноты в ее исполнении были крикливыми, быстрые пассажи смазанными, пение acapella практически всегда нечистым. Стоит отметить, что артистка прекрасно справилась с драматической составляющей своей роли, и кажется очевидным, что игра на сцене доставляет ей большое удовольствие.

 

 

Отдельно хочется отметить артистов хора театра Deutsche Oper Berlin, которые открыли слушателям всю красоту массовых сцен оперы Мейербера. Помнится, все моменты с участием хора вызывали мурашки, поражали своей мощью и всеохватным звучанием. К ним хочется вернуться впоследствии вновь и еще раз с радостью переслушать.

 

 

Одним словом, эту постановку оперы “Пророк” стоит посетить для знакомства с малоизвестным произведением Мейрбера, которое нечасто увидишь на оперной сцене и с трудом найдешь на записи, но ожидать чего-то большего не стоит.

 

 

Фотографии Bettina Stöß, Deutsche Oper Berlin

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.