Не легендарная «Легенда»


Неуловимая прима лондонского Королевского балета Наталья Осипова, подчиняясь жесткому графику и контракту в Ковент-Гарден, всё же находит время для выступлений в России и, самое удивительное, находит их сама. Так, в начале февраля она порадовала московскую публику появлением в «Щелкунчике» Алексея Мирошниченко, сотрудничество с которым началось, когда она выразила желание станцевать Джульетту в его новой постановке в Перми в 2016 году. Петербург также не стал исключением — в Мариинский театр Наталья обратилась с просьбой исполнить партию Мехмене Бану в «Легенде о любви» Юрия Григоровича. Как сказала балерина, «Рада, что мне такую возможность предоставили».

Осипова не поддаётся веяниям и трендам, не стремится стать моделью, не является героиней светской хроники. Она тщательно выбирает то, что танцевать, а уж с выбором в её ситуации проблем не возникает: посмотреть хотя бы афишу Ковент-Гарден. Балерина предана танцу всецело и безапелляционно, не жалуется и не сетует, а считает работу большим счастьем. Она не даёт себе поблажек, в ускоренном режиме лечит травмы, и кажется, тренируется денно и нощно. Её репертуар сильно изменился за последние 4 года — Осипова повзрослела, в том числе и с точки зрения танца.

«Легенда о любви» — вторая постановка Юрия Григоровича. Глубоко изучив азербайджанское народное музыкальное искусство и, прежде всего, мугам — один из основных жанров азербайджанской традиционной музыки — композитор Ариф Меликов уже в ранних своих работах активно претворял в жизнь его идеи. Два года потребовалось ему, чтобы написать музыку на либретто турецкого поэта Назыма Хикмета на основе собственной драмы «Ферхад и Ширин».

На самом деле, когда Меликов предложил Кировскому театру свой балет по этой пьесе, ему не было ещё и 30 лет. Первоначальный вариант сценария дотошно пересказывал пьесу и был забракован. И тогда композитор обратился к самому поэту. Новый вариант устроил постановщиков, и в 1960 году началась работа над балетом. У Григоровича в голове рождались новые сцены, которые композитор активно дописывал. Сценарная драматургия, к слову, была далека от совершенства, отдельные картины менялись и после премьеры.

Достоинствами балета является хореография Юрия Григоровича и сценография Симона Вирсаладзе. Их успешное содружество началось ещё в «Каменном цветке». Тогда Дмитрий Шостакович писал: «Новый балет – большое событие в отечественной хореографии, без преувеличения можно сказать, что это этапный спектакль».

Сама по себе история не совсем тривиальная, и, не зная либретто, понять трагизм событий, да и ситуацию в целом, не представляется возможным. Именно в этом балете, историческом, помпезном, истинно театральном, проявился знаменитый почерк Юрия Николаевича: с гигантскими прыжками, буйными массовыми сценами. Это действительно был «синтез открытий балета XX века», как охарактеризовала спектакль Вера Красовская.

Роль Мехмене Бану Наталья Осипова хотела станцевать очень давно, с тех пор, как в 13 лет за кулисами Большого театра увидела в этой партии Надежду Грачеву. В 16 лет к выпускному экзамену по актерскому мастерству в хореографическом училище требовалось подготовить роль: выбор Натальи как раз пал на монолог царицы, чем она изрядно удивила преподавателей. Первые слёзы на сцене были пролиты именно тогда.

Однако дебют в Мариинском театре 16 февраля фурора не произвел. Не хватило времени на подготовку Наталье? Возможно. Не подходит внешне? Сравнения её физических данных с нынешними и бывшими примами Мариинки не уместны, но всё же у нас не конкурс «Мисс Вселенная», да и Осипова умело научилась нивелировать специфичность своей фигуры. Она чужая для публики Кировского-Мариинского театра: внешне и внутренне. Уверенно можно сказать одно – монолог Мехмене ей определённо удался: тревожный красный свет, заливший сцену, казалось, ещё больше уменьшил и без того компактную балерину, однако она быстро заняла собой пространство; её эффектные гранд батманы, агрессивные махи – упругие и легкие – доставили эстетическое удовольствие и эмоциональный оз