Алексей Любимов: "Классический балет бесконечно непостижим"

 

Ведущий солист Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко побеседовал с фотографом Валерией Эрза о татуировках, ночной жизни, импровизации и, конечно, балете в пространстве "Проекция" 

Как так получилось, что ты с детства занимаешься балетом? Это увлечение для тебя выбрали родители или всё-таки тебе хотелось танцевать? 

Как и многие танцовщики, в балет я попал почти случайно, но танцевал я всегда. Я родился в Саранске, где достаточно серьёзно занимался бальными танцами. Преподаватели всегда отмечали: "Мальчик очень мягкий". В какой-то момент был объявлен набор в хореографическую школу при театре оперы и балета, в которую, с лёгкой подачи моей мамы, я просмотрелся и поступил. Но осознанный шаг — уехать учиться в Пермское хореографическое училище — я принял сам в 14 лет. Осознанно туда поступил, осознанно его окончил и с 17-ти лет начал зарабатывать балетом на жизнь. 

 


Считаешь ли ты балет полноценным танцем? Мне кажется, весьма сложно раскрыться в трико под классическую музыку по строго заданному сюжету. Не устал ли ты от исполнения образов и выражения чувств героев вместо своих собственных? 

Безусловно, классический балет не только полноценен сам по себе, он ещё и бесконечно непостижим. Если человек серьёзно занимается этой профессией, не бывает такого, что он достигает "потолка". Всегда есть, что улучшить. Мы учимся всю жизнь. Тренируемся каждый день. Только один день в неделе на отдых. 

Естественно, находясь в системе тотальной дисциплины, любому творческому человеку хочется бунта. Выйти за рамки, сделать по-другому, не так, как все. Тут-то и появляется современная пластика, модерн и контемп. К большому счастью, я имею возможность танцевать всё это! Великие хореографы современности, такие как McGregor, Kylian, Duato, Neumeier, Forsythe — это отдельный мир, не менее увлекательный, чем классический балет. 

На мой взгляд, до конца постичь мир танца невозможно. И устать от образов тоже, так как всякий раз примеряя роль, проживаешь её по-разному. Этим и интересен театр, каждый спектакль уникален. Я считаю, главное счастье артиста заключается в том, что за одну свою жизнь можно успеть прожить несколько абсолютно неожиданных, ярких и многогранных жизней. Пропустив их через себя, они уже не могут быть чужими. Это свои образы и свои жизни. 

 

 
Есть ли у тебя возможность импровизировать на сцене, хоть иногда? 

Когда я нахожусь на сцене, всегда есть место импровизации. Это, скорее, необходимость, ведь все — живые люди и имеют право на ошибку. На мой взгляд, к импровизации перманентно нужно быть готовым. 

Ходишь ли ты танцевать, скажем, в клубы или куда-то ещё? Чтобы отдыхать от классики? Или нет такого желания? 

Я очень люблю ночную жизнь. Люблю качественную электронную музыку, красивых людей, которые не просто пришли потусить, а продумывали наряд, готовились. И я с удовольствием бы посещал ночные вечеринки чаще, но (к сожалению или к счастью) режим не позволяет. 

 

 
У тебя очень много татуировок. На тебя не смотрят косо коллеги в труппе? Или сейчас к этому даже в театре в центре Москвы нормально относятся? 

Вообще, к татуировкам на теле танцовщика мало кто относится одобрительно. Ведь не в каждой роли, исполняемой на сцене, присутствует костюм, скрывающий тату. Многие партии исполняются с обнажённым торсом, и наличие татуировки, конечно, неуместно. Приходится всегда помнить об этом перед такими спектаклями. Поэтому приходится что-то заклеивать пластырем, что-то закрашивать тоном. Определённых неудобств при этом, конечно же, не избежать. 

 

  
Какой твой любимый балет? И есть ли роль, которую ты мечтал сыграть или уже сыграл? 

Сложно выделить любимый балет. Каждый из них уникален, а каждая прожитая партия накладывает неизбежный отпечаток на мой характер. Они становятся частью меня, они все любимые. 

Что для тебя балет? Уж точно не волшебство и не сказка, как для детишек, которые приходят под Новый год смотреть "Щелкунчика". Как трансформировалось твоё отношение и понимание этого, на самом деле, очень трудного дела за столько лет на сцене? 

Так сложилось, что балет для меня — это образ жизни. А иначе и не может быть. Балет полностью поглощает, оставляя совсем немного пространства на что-то кроме. Это огромный увлекательный мир, в котором ты можешь жить как угодно. Ну и, конечно же, балет для меня — это спорт!

 

 

Фотограф: Валерия Эрза

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.