Кутюр, Боги и Демоны, пленные узники - один вечер на сцене Ковент Гарден

 

В четверг, 16 мая, труппа Королевского балета заложила в нас, зрителей, полную уверенность, что современный балет в надежных руках и бесконечно талантливых умах его адептов. Программа прямой трансляции включала в себя три совершенно непохожих друг на друга постановки: два возвращенных на сцену шедевра - “В золотой час” Кристофера Уилдона (между прочим, недавно отметившего громкую премьеру “Зимней сказки” в Большом театре) и “Схема полёта” Кристал Пайт (удостоенной премии Бенуа де ля Данс за балет “Канон сезонов“), а также одну большую премьеру от бельгийского хореографа Сиди Ларби Шеркауи - “Медуза” с Натальей Осиповой и Мэттью Боллом в главных партиях.

 

 

Итак, по порядку. “Золотой час” Уилдона - это золотое сечение в каждом движении, в каждой позе и в каждом танцовщике. Как витрувианский человек, каждая пара совершенна. Шесть солистов и восемь танцовщиков кордебалета создают вихрь солнечных зайчиков в костюмах haute couture с хрупким воздушным блеском и свечением. Если бы числа Фибоначчи могли танцевать, они обязательно были бы в труппе Кристофера. Античные статуи вместо танцовщиков и синхрон, приводящий в дрожь. Нежная, легкая, чувственная история под аккомпанемент Вивальди и итальянского композитора Эцио Боссо.

 

 

Кульминацией и центром вечера стала премьера балета Сиди Ларби Шеркауи “Медуза” - мифологический сюжет, интерпретированный постановщиком в своей особенной манере, очень тонко и драматично. На самом деле, история довольно животрепещущая: тут вам и единственная смертная из трех сестер-горгон жрица Медуза (Наталья Осипова) с удивительной красотой, здесь и харассмент в образе Посейдона (Рёити Хирано), Бога морей и любителя женских тел, надругавшегося над смертной медузой в храме Богини-девственницы Афины (Оливия Коули). После жестокого поступка Посейдона наказание за всё случившееся несёт бедняжка Медуза, получая вместо своих прекрасных волос живой змеиный клубок. И тогда-то воин Персей (Мэттью Болл), в прошлом - жених Медузы, отправляется к ней с целью убить и обезвредить, с чем успешно справляется – тогда освобожденная душа жрицы растворяется в обливионе. Тянет на приличный голливудский хоррор, но нет: вся история чудесным образом умещается в 45 минут чистого времени и смотрится на одном дыхании.

 

 

Если кому-то хватает упрямства скептически отзываться об Осиповой в классических постановках, то в современном танце она точно на своем месте. Драматизм “по Станиславскому”, в который он точно поверил бы. Ведь Персей-таки убивает Медузу. Ну, вы понимаете, как Наталья Осипова передает эту эмоцию. Выстрелом прямо в сердце. А эти невероятные физические возможности?

 

Персей - такой чуткий, такой влюбленный трогательный герой, буквально через несколько музыкальных фраз становится убийцей, который должен выполнить приказ. Мэттью Болл - мечта девушки/художника/постановщика. Кажется, нет такого движения, которое было бы ему не по силам. И маска, усыпанная бриллиантами, выглядит как вторая кожа.

 

 

Костюмером в этой постановке выступила Оливия Помп, это был ее дебют в качестве стилиста в балетном спектакле. Как превратиться из красавицы в монстра за 40 секунд? Оливия знает ответ.

 

Музыка гениального Генри Пёрселла и талантливой Ольги Войцеховской дополняют и обостряют все самые важные моменты, ведут нить повествования гармонично и слаженно. Оторваться просто невозможно.

 

 

А в третьем акте мы увидели прекрасное творение Кристал Пайт “Схема полёта”. Как говорит Кристал, каждый раз, когда она готовит постановку, сам акт творения и наблюдения глубже всего соединяет её с миром природы, со всей его красотой и жестокостью. Может показаться, что это про всё живое, про птиц, может быть, но на самом деле всё оказывается гораздо глубже.

 

У Кристал есть отличная способность объединять на сцене большие группы людей, создавая непередаваемый эмоциональный эффект. Когда мы видим 36 качающихся в такт Третьей симфонии Гурецкого танцовщиков, когда мы видим обезумевшую от горя пару - Кристен Макнелли и Марселино Самбе, которые не могут прийти в себя от потери ребенка, - мы понимаем о каких “птицах” идет речь.

 

 

Насколько интимным может стать процесс поиска света? Театр - это площадка для диалога. И особенно сильный диалог получается у театра со зрителем. Уходить из зала с благодарностью - великое счастье. Для артиста, для постановщика, для самого зрителя.

 

Please reload

Дизайн и создание сайта - Татьяна Сварицевич

© Копирование редакционных материалов сайта запрещено по закону об авторском праве.

При цитировании ссылка на журнал «Voci dell'Opera» и указание автора материала обязательны.