top of page

"Музыка нашего времени" в Зарядье



15 апреля в Малом зале Зарядья прошел десятый концерт проекта «Музыка нашего времени» (автор — Карина Погосбекова). Цель концепции проекта — открыть слушателю «музыку крупнейших композиторов современности и произведения начинающих авторов, мировые премьеры и музыку, ставшую современной классикой».


В этот раз проект осуществляется в содружестве с фестивалем «Приглушённые голоса». Этот фестиваль современной камерной оперы посвящен памяти профессора Московской консерватории, ученицы Тихона Хренникова, композитора Татьяны Чудовой. В рамках его программы запланированы премьеры четырех опер автора.


Слушатели, заполнившие уютный зал апрельским вечером, стали свидетелями эксклюзивного исполнения двух сочинений Чудовой — моно-мини-оперы «Сон Татьяны» по роману Александра Пушкина «Евгений Онегин» и моно-мини-оперы по мотивам рассказа Александра Беляева «Голова профессора Доуэля». Сценическое воплощение обоих творений оказалось в руках режиссера Елизаветы Корнеевой, художника Варвары Тимофеевой и хореографа Виктории Михайлец.



Первое произведение написано для меццо-сопрано (солистка Геликон-Оперы Александра Ковалевич), квинтета, состоящего из фортепиано (Карина Погосбекова), флейты (Малика Мухитдинова), ударных (Елисей Дрегалин), скрипки (Аяко Танабэ), арфы (Ольга Зайцева). Чудова словно решила договорить за Петра Ильича, который в своей опере на пушкинский сюжет сцену сна Татьяны благоразумно вычеркнул. Но, разумеется, стилистика ее сочинения бесконечно далека от эстетики композитора второй половины XIX столетия. Ансамбль инструментов, участвующих в исполнении, безупречно продемонстрировал смелость композитора — в произведении много неожиданных созвучий, различных шумовых и звуковых эффектов, которые создают неоднозначную, мистически-символическую картину в духе авангардистов. Эпизод сна Татьяны композитор Чудова вслед за Пушкиным насытила различными метафорами — теперь они выражены не только в тексте, но и в музыке.



Стиль «Головы профессора Доуэля» (театральная премьера) оказался еще более неожиданным, чем у предыдущего сочинения. Александр Беляев в своем рассказе повествует об ученом, который проводит опыты по отделению головы от туловища — он тайно устраивает такой эксперимент над своим профессором, который умер при невыясненных обстоятельствах. Одному из эпизодов этого произведения Татьяна Чудова посвятила свою моно-мини-оперу. В Малом зале Зарядья было явлено настоящее сценическое воплощение партитуры. Это действо вместе с причудливой, жутковатой музыкой держало публику в напряжении. Здесь главенствовал солист Метрополитен-опера, Ла Скала, Ковент-Гарден бас Денис Седов, ярко воплотивший несчастный образ профессора Доуэля.. Зловещего молодого ученого, который ставит этот ужасный эксперимент на своем наставнике, остро и атмосферно сыграл артист Детского музыкального театра Наталии Сац Иван Марков.



Второе отделение программы концерта было целиком отдано камерной вокальной музыке.


Его открыло исполнение вокального цикла Джона Тавенера «Песни Ахматовой» (российская премьера) для сопрано и струнного квартета на стихи великой русской поэтессы. Английский композитор Тавенер еще в молодости решил принять православие и был крещен митрополитом Антонием Сурожским. Композитор говорил: «Однажды я зашел в одну из русских православных церквей в Лондоне и почувствовал себя там, как дома…». Поэтому его творчество неразрывно связано с русским фольклором, традициями русского духовного пения.


И этот цикл, в котором солировала Юлия Петрачук под аккомпанемент Государственного квартета имени М. Глинки, сполна доказал тонкое проникновение англичанина в национальный мелос — правда, не без влияния наших композиторов-глыб: первый номер, например, интонационно и по манере письма просто невероятно похож на «Плач Ярославны» Александра Бородина из «Князя Игоря» (а может быть, это было сделано сознательно?)…



Среди всей музыки, звучавшей в течение вечера, сильно выделился цикл «Две сказки» Юрия Буцко (мировая премьера) на стихи Ивана Бунина. Пожалуй, это был наиболее академический номер программы— ведь композитор в своем творчестве опирался на традиции Модеста Мусоргского и Николая Римского-Корсакова. В цикле их влияние явно слилось с эстетикой музыкального модерна, явив собой очень изысканный стиль (Карина Погосбекова за роялем блестяще передала его).



Солистка Большого театра, Александра Дурсенева, исполнявшая сочинение Буцко, также уловила чувственность, многозначную символику языка автора, и была очень оригинальна и самобытна актерски. В первой песне «Уж как на море, на море» согласно тексту она эстетично перебирала жемчужные бусы, а в сатирической «Аленушке» внезапно достала из-за спины настоящий топор, закончив свое выступление в зрительном зале (некоторые зрители смеялись, другие же испуганно приникли к своим креслам).




Концерт завершился пятью песнями из известного цикла «Русская тетрадь» Валерия Гаврилина (за фортепиано — Карина Погосбекова). В них свободно сочетаются интонации русской протяжной песни, при этом есть декламационные эпизоды. Поэтому от солистки-стажера Большого театра Полины Шабуниной требовалось многое. Но она, одна из самых многообещающих певиц молодого поколения, безукоризненно справилась с поставленными задачами. Красивое лирико-драматическое сопрано исполнительницы трогало душу, а историю горькой женской доли русской девушки, которая стала стержневой идеей выбранных песен, артистка пронесла до конца и трепетно, очень осознанно претворила в реальность.




 

Текст: Филипп Геллер

Фотографии: Владимир Иванов

Bình luận


bottom of page