top of page

Николай Черепнин: возвращение

19 июля в центре «БлагоСфера» состоялся концерт, посвященный 150-летию русского композитора Николая Черепнина (организатор — Фонд наследия русского зарубежья). Мероприятие не ограничилось исполнением произведений автора — здесь же состоялась премьера небольшого фильма о нем из серии «Живые мемории».



Картину представила один из авторов киноальманаха «Живые мемории» Ирина Разумовская. Миссия проекта — восстановить память о незаслуженно забытых деятелях искусства прошлых веков. На данный момент выпущено 20 серий (2 сезона) — среди них видео-рассказы о Николае Метнере, Маргарите Волошиной, Михаиле Нестерове (их можно посмотреть на сайте проекта). Облик того или иного творца авторы решили передавать через чтение отрывка из мемуаров этого человека. В роли чтецов выступают известные люди — так, в предыдущих сериях можно было увидеть Дениса Мацуева, Инну Чурикову, Александра Коршунова, Василия Бочкарева и многих других. Каждый выпуск сопровождает оригинальный видеоряд — авторская анимация, которую выполняют разные художники.



В 12-минутном фильме о Николае Черепнине посредником его мыслей выступил заслуженный артист России Сергей Виноградов. За основу был взят отрывок из «Воспоминаний музыканта» (сейчас эта книга является библиографической редкостью). Создателем визуальной концепции выступила молодая художница Вероника Непутина. Перед зрителями ожили старинный Петербург, Ораниенбаум: высокохудожественная анимация была создана с учетом раритетных изображений, найденных в архивах той эпохи. В воплощении видеоряда чувствовалось, как вдохновлялись авторы эстетикой мирискуссников и импрессионистов, творчество которых оказало на Черепнина огромное влияние.


Сюжет серии был посвящен первому симфоническому произведению Черепнина — прелюду «Принцесса Греза». Любопытным фактом оказалось то, что композитор при сочинении своего творения вдохновлялся «Ромео и Джульеттой» Чайковского — эта партитура была его настольной книгой. Боевое крещение Николая Николаевича прошло успешно — «Принцессу» с энтузиазмом приняла как публика, так и музыканты. А на одной из репетиций присутствовали сам Милий Балакирев и Сергей Ляпунов. Яркий творческий путь Черепнина был предрешен.


Именно он станет первым композитором, с которым будет сотрудничать Сергей Дягилев в рамках «Русских сезонов». Балет «Павильон Армиды» в декорациях Александра Бенуа и на музыку Николая Николаевича произведет фурор (солировали Вера Каралли, Вацлав Нижинский). Большим успехом будут пользоваться и романсы Черепнина на стихи Тютчева, Майкова, Бальмонта… В 1915 году музыкант уедет из России и последующие 30 лет проведет в Париже, где и скончается. В советское время имя Черепнина, разумеется, было вычеркнуто из истории русской музыки, к нему относились как к «буржуазному» композитору, тонкий и чувствительный стиль которого явно не вписывался в официальный, помпезный стиль эпохи.



Лишь в 1990-х об авторе «Павильона Армиды» вспомнили и стали исполнять его музыку. Но не так часто, как хотелось бы. Потому миссия, которую ставит перед собой Фонд наследия русского зарубежья, достойна особого восхищения. В мае этого года в Московской консерватории прошел вечер романсов Черепнина, который получил большой отклик от публики и самих артистов — они исполнили эту музыку с удивительным вдохновением и изрядным мастерством. Далее последовали выступления в Ростове — на фоне местного Кремля публика услышала творения Николая Николаевича вместе с музыкой Сергея Васильевича Рахманинова.


Теперь — снова Москва. Признаться, пространство центра «БлагоСфера» не совсем удачно для проведения такого рода мероприятий. Не хватает хорошей акустики, да и вместо фортепиано, конечно, хотелось бы видеть рояль. Но, тем не менее, концерт прошел удачно.



Музыкальная часть вечера открылась багателями Александра Черепнина — сына Николая Николаевича. Он, как и отец, стал композитором — его творчество уважаемо в Европе и Америке (в России младший Черепнин жил только в детстве), а у нас практически забыто. Автор активно использовал в своем творчестве элементы различных национальных культур: русского, грузинского, китайского фольклора.


Багатели, op.5 (пер. с фр. «безделушки») относятся к юношеским сочинениям автора. Это меткие, весьма колкие, едкие, графичные миниатюры, напоминающие раннее творчество Сергея Прокофьева. Несколько гротескно и при этом экспрессивно на концерте их исполнил Богдан Санисалов.


Далее программу продолжили (снова в интерпретации Богдана Санисалова) уже творения Черепнина-старшего— и тут, конечно, явно слышен разительный контраст между стилем и языком, на котором они говорят.


«Дача» и «Звезды» из цикла «14 эскизов к русской азбуке Александра Бенуа» заставили пожалеть, что мы услышали только их. Хочется надеяться, что в будущем, благодаря Фонду наследия русского зарубежья, этот самобытный цикл будет представлен целиком. Как писал о нем Борис Асафьев — Черепнин обнаружил в этом сочинении «бездну вкуса, изобретательности, а главное, ухитрился создать свой особый фортепианный стиль, добившись эффектного звучания при сравнительно неброской манере фортепианного письма».



На концерте в «БлагоСфере» лирически одухотворенная, пейзажного характера первая пьеса сменилась причудливо изысканным менуэтом («Академики Елизаветинских времён галантно объясняют придворным дамам «ход небесных светил» — таков авторский комментарий к пьесе).


Богдан Гуенок, Товуз Аббасова, Богдан Санисалов, Илья Легатов


Затем настал черед исполнения вокальной музыки Николая Черепнина. Артисты Молодёжной оперной программы Большого театра тенор Илья Легатов, баритон Богдан Гуенок и пианист-концертмейстер Товуз Аббасова представили сокровенные страницы творчества музыкального мирискуссника. Многие из романсов, которые прозвучали, были уже знакомы по аналогичному вечеру в Московской консерватории. Из нового — насмешливое «Утро» (стихи К. Бальмонта), трагическая кульминация концерта «Последняя любовь» (поэзия Ф. Тютчева), нежный и светлый «Гиацинт своих кудрей» (стихи А.Фета).


Молодые исполнители вполне убедительно исполнили сочинения утонченного автора. У них сформированные, большие и взрослые голоса (у Ильи так вообще настоящий драматический тенор), оба умеют грамотно выстроить подачу произведения. Сейчас, быть может, им несколько не хватило чуть большей внимательности к нюансам и, в целом, индивидуального прочтения музыки Черепнина, но, думается, что это дело будущего. Потенциал очень большой — теперь дело за опытом и мастерством.


 

Текст: Филипп Геллер

Фото: Фонд наследия русского Зарубежья

Comments


bottom of page